Великая Отечественная под водой.
 Главная  Лодки  Люди  Документы  Техотдел  Битвы  Форум  Разное


«С-31»

подводная лодка IX-бис серии

    Заложена 5 октября 1937 года под стапельным номером 347 на заводе № 198 (им. Марти) в Николаеве. 22 февраля 1939 года подводная лодка была спущена на воду, 19 июня 1940 года она вступила в строй, и 25 июня 1940 года вошла в состав Черноморского флота.

    22 июня 1941 года «С-31» встретила под командованием капитан-лейтенанта (затем капитана 3 ранга) Фартушного Иллариона Федотовича в составе 2-го дивизиона 1-й бригады ПЛ в Севастополе на гарантийном ремонте.

    Первые выходы субмарины на дозорную позицию № 8 южнее мыса Меганом во второй половине июля, и в район мыс Шаблер – мыс Калиакра (позиция № 12) прошли безрезультатно; противник не был встречен. Вернувшись из первого боевого похода в Севастополь, подводная лодка стала одним из первых кораблей Черноморского флота прошедшим безобмоточное размагничивание. Этими работами на Черном море руководил будущий академик и создатель советской атомной бомбы И.В. Курчатов. Первый контакт подводной лодки с противником состоялся в третьем боевом походе, когда «С-31» патрулировала уже знакомый по предыдущему патрулированию район позиции № 12. Утром 27 сентября субмарина обнаружила румынский миноносец «Налука», но атаковать его не смогла из-за позднего обнаружения, невыгодного курсового угла и большой скорости цели. Днем 7 октября при попытке сблизиться с отрядом румынских кораблей подводная лодка была обнаружена и отогнана сторожевым катером.

    Четвертый боевой поход «С-31» был кратковременный. Подводная лодка привлекалась для обстрела береговых объектов на Перекопе. Учитывая, что «Курсами боевой подготовки» того времени подобная задача не была предусмотрена, и сложность района ведения огня – мелководный Каркинитский залив, где в случае опасности подводная лодка не могла погрузиться на безопасную глубину, обеспечивал выполнение поставленной задачи командир 1-й бригады ПЛ ЧФ капитан 1 ранга П.И. Болтунов. В ночь на 27 октября течении получаса «С-31» вела огонь по населенным пунктам Бой-Казак, Средний Сарай, Чатырлык и Пахомово, с дистанции 75-100 кбт выпустив 79 100-мм снарядов. Вернувшись в Севастополь днем 27 октября, уже утром 29 октября «С-31» направилась к мысу Эмине (позиция № 22). Патрулирование за отсутствием противника вновь оказалось безрезультатным; единственная нештатная ситуация на подводной лодке случилась когда после очередного предутреннего погружения; не полностью закрылась крышка торпедного аппарата № 3. Рискуя жизнью (в случае появления противника подводная лодка произвела бы срочное погружение, оставив моряка в холодной воде) торпедист Константин Баранов ликвидировал неисправность – в передний срез аппарата попала птица. Оставив позицию 9 ноября, подводная лодка направилась в новое место базирования, в Поти.

    После проведения текущего ремонта, совмещенного с докованием, «С-31» с 30 января по 11 февраля 1942 года безрезультатно патрулировала район позиции № 28 между Созополем и болгаро-турецкой границей. Следующий выход к мысу Куру-бурну (позиция № 37) во второй половине апреля – начале мая тоже был безуспешным. Подводная лодка находилась в 25-30 милях от берега и встреч с противником не имела.


подводная лодка «С-31» подводная лодка «С-31» подводная лодка «С-31» подводная лодка «С-31»

Подводная лодка «С-31»


    По прибытии в базу «С-31» ждала смена командования: 8 мая 1942 года вместо принявшего «Л-23» Фартушного в командование подлодкой вступил ее бывший старпом старший лейтенант (впоследствии капитан-лейтенант) Белоруков Николай Павлович.

    Первые выходы подводной лодки с новым командиром связаны со снабжением Севастополя; первые три транспортных рейса его обеспечивал командир «С-33» капитан 3 ранга Б.А. Алексеев, подлодка которого в это время проводила ремонт.

    26-28 мая, сдав на береговую базу в Поти торпеды, часть артиллерийских снарядов, топлива, масла, пресной воды и других переменных грузов «С-31» перешла в Новороссийск, где приняла на борт 6400 снарядов, 988 120-мм мин (всего около 39,5 тонн), 6,5 тонн мясных консервов (всего 14222 банки) и 40 мешков муки (более 3 тонн). Благополучно доставив груз в Севастополь, уже на обратном пути у Новороссийска субмарина подверглась безуспешной атаке своего самолета «МБР-2», сбросившего на срочнопогрузившуюся подлодку несколько глубинных бомб.

    Прибыв в Новороссийск и быстро погрузив почти 40 тонн боеприпасов (640 шт. и 3360 шт. 120-мм 82-мм мин соответственно), и 222 мешка риса, а так же взяв на борт четырех сотрудников НКВД, подводная лодка отправилась во второй рейс, в ночь на 5 июня благополучно доставила груз и пассажиров в Севастополь.

    Третий транспортный рейс подводной лодки (7-10 июня) сопровождался доставкой в Севастополь, кроме боеприпасов (2300 шт. 76,2-мм зенитных снарядов), еще и бензина (15 тонн), а так же эвакуацией на Большую землю раненных военнослужащих и гражданского населения (всего 20 человек). Утром 9 июня, при выходе из Севастопольской бухты в 40 м от кормы подлодки упал тяжелый артиллерийский снаряд; его взрыв кратковременно вывел из строя освещение на корабле и повредил антенну.

    Следующим транспортным рейсом «С-31» доставила в Севастополь трех сотрудников НКВД и 55130 кг боеприпасов: 122-мм и 76,2-мм зенитные снаряды (соответственно 954 и 612 шт.), 612 82-мм мин и 1.200.000 пистолетных патронов. Вечером 13 июня в районе мыса Айтодор подводная лодка ощутила на себе наличие вражеской блокады; сторожевые катера противника сбросили на субмарину 2 глубинные бомбы. К этому времени (на 13 июня) суточное потребление боеприпасов (из номенклатуры доставленных «С-31» грузов) войскам СОР составило: 122-мм зенитных снарядов обр. 1910/30 г. – 1613 шт., 76,2-мм зенитных снарядов обр. 1931 г. – 11099 шт., 82-мм мин – 22822 шт. 19 июня в 20 милях южнее Балаклавы немецкие торпедные катера потопили транспорт «Белосток», последнее надводное судно, сумевшее прорваться в Севастополь. Теперь основная тяжесть снабжения защитников Главной базы легла на надводные корабли (последний из них – лидер «Ташкент» покинул Севастополь в ночь на 27 июня), подводные лодки и самолеты «Дуглас» Московской авиационной группы особого назначения (МАГОН). Обратным рейсом «С-31» доставила в Новороссийск 21 военнослужащего.

    Последний, пятый транспортный рейс подводной лодки состоялся 18 – 21 июня. Субмарина доставила в Севастополь 38780 кг боеприпасов (164 и 1896 85-мм и 76,2-мм зенитных снарядов и 167050 винтовочных патронов), 30 тонн бензина и одного сотрудника НКВД, вывезя в Туапсе 20 человек, включая четырех раненных военнослужащих и трех гражданских. На обратном пути днем 20 июня «С-31» обнаружила перископ одной из итальянских сверхмалых подводных лодок (вероятно, «CB-6»), от атаки которой уклонилась, пользуясь более высокой скоростью надводного хода.


Подводная лодка «С-31» Подводные лодки «С-31» и «С-33» под бортом плавбазы «Волга», 1943-44 г.г. Подводная лодка «С-31». Погрузка торпеды. 1943 год.

Подводная лодка «С-31»
Подводные лодки «С-31» и «С-33» под бортом плавбазы «Волга», 1943-44 г.г.
Подводная лодка «С-31». Погрузка торпеды. 1943 год.



    Всего за пять рейсов в Севастополь «С-31» доставила туда 210.703 кг боеприпасов, 25154 кг продовольствия, 45 тонн бензина и 9 человек, вывезя на Большую землю 43 военнослужащих и 18 гражданских лиц.

    После напряженных транспортных рейсов подводную лодку ждал навигационный ремонт в Поти; в следующий боевой поход она вышла только 6 августа 1942 года. «С-31» патрулировала район позиции № 34 у Констанцы. Подводная лодка несколько раз обнаруживала сторожевые катера противника, но в атаку не выходила и утром 26 августа прибыла в Поти.

    Следующий боевой поход «С-31» был связан с обеспечением набеговой операции советских торпедных катеров на Ялту. Субмарина должна была провести разведку Двуякорной бухты, после чего она должна была отойти от брега на 10 миль и ночью, в назначенное время, в течение часа прожектором освещать мористую часть горизонта, наводя торпедные катера. После передачи уточненной обстановки катера должны были нанести удар по скоплению кораблей и судов противника в Двуякорной бухте, а сама подлодка перейти к Ялте, где ей предстояло провести разведку и артиллерийский обстрел порта. Кроме того, подводная лодка должна была провести артобстрел Алушты при наличии там плавсредств противника, а так же действовать в традиционном торпедном варианте.

    Вечером 12 сентября «С-31» вышла для действий в пределах позиций № 47 – 48 (Яла – Феодосия). Удачно проведя разведку Двуякорной бухты и доложив ее результаты командованию, подводная лодка в ночь на 20 сентября приступила ко второй части задания – передачи на катера разведданных и их наведение на цель. При подходе катеров к подводной лодке на кораблях возникли проблемы с передачей опознавательных, субмарина благоразумно погрузилась до того как катера подошли к ней. «С-31» перешла к Ялте, где днем 21 сентября в Ялтинском заливе провела свою первую торпедную атаку. Две торпеды были выпущены по неизвестному судну (возможно, буксиру «Переволыка»), идущему в Ялту. Результат этой атаки описан в «Морских дьяволах» Боргезе: «21 сентября русская подводная лодка выпустила две торпеды по входящему в порт конвою. Торпеды прошли мимо цели и взорвались у самого берега. Массарини и Куджа, которые загорали в это время в нескольких десятках метров от места взрыва, были засыпаны землей – к счастью, они отделались легкими ссадинами, в то время как рядом с ними было убито пять немцев. Впоследствии нелегко было убедить их в том, что они были торпедированы, а не подверглись воздушной бомбардировке». Вечером итальянский торпедный катер «MAS-572» компенсировал изумление своих боевых товарищей, принимавших воздушные ванны на берегу, безрезультатно сбросив на подводную лодку 14 глубинных бомб.

    Днем 22 сентября у Ялты «С-31» выпустила две торпеды по десантной барже на буксире тральщика под охраной трех торпедных катеров. Через минуту после пуска торпед на подводной лодке зафиксировали взрыв, что дало основание командиру субмарины доложить об успешной атаке. Противник отрицает потерю корабля в этом районе в этот день, вероятно, безуспешно атакована БДБ «F-359», в ответ, сопровождавший торпедный катер сопровождения сбросил в предполагаемом нахождении подводной лодки 6 глубинных бомб.

    Вечером 27 сентября субмарина с дистанции 51 кбт обстреляла из 100-мм орудия Ялтинский порт, выпустив за 5 минут 22 снаряда, в результате чего, по воспоминаниям командира подлодки Н. Белорукова, в порту возник пожар. Уже через две минуты после открытия огня, попав под ответный огонь неприятельской береговой артиллерии, подводная лодка вскоре была вынуждена погрузиться.

    Утром 30 сентября «С-31» благополучно вернулась в Поти, в пути ее, к счастью для подводников, безрезультатно, атаковала пара своих самолетов «МБР-2».

    Осенью 1942 года подводная лодка провела ряд учений по высадке десанта. Отрабатывались задачи по размещению в отсеках корабля пятидесяти человек с оружием, приготовлению к спуску на воду высадочных средств, выходу бойцов через люк центрального поста на палубу и посадку их на два резиновых понтона, но до реальной высадки людей на побережье противника дело так и не дошло.

    Пройдя навигационный ремонт, «С-31» 25 ноября 1942 года вышла в район мыс Тарханкут – Евпатория (позиция № 49), но на следующий день, на траверзе мыса Синоп из-за выхода из строя правой линии гребного вала, подводная лодка была вынуждена повернуть в Поти. При доковом осмотре выяснилось, что из-за ударов штормовых волн на субмарине оторвались три листа обшивки легкого корпуса по правому борту. Кромкой одного из листов, его обнаружили между кронштейном гребного вала и правым винтом, была перетерта оплетнёвка правого гребного вала.

    Устранив повреждения, 4 декабря «С-31» вновь вышла на патрулирование позиции № 49, но пробыв в назначенном районе две недели, она никого не встретила, и 24 декабря вернулась в Поти.

    В январе 1943 года подводная лодка встала на текущий ремонт, который продлился 6 месяцев. После вступления в строй «С-31» было представлено время на проведение боевой подготовки, субмарина вышла в учебный поход к берегам Турции. Отработка учебных задач была совмещена с опытами воздействия на человека «противосонных таблеток» – фенамина, которые проводил начальник кафедры Военно-морской медицинской академии подполковник П.И. Бениваленский. Днем 11 июля в 80 милях западнее Поти «С-31» обнаружила шумы немецкой подводной лодки «U-23», которую безрезультатно преследовала до вечера.

    Вечером 21 июля «С-31» вышла для патрулирования района у мыса Тарханкут (позиция № 82). Утром 28 июля она из-за большого курсового угла не смогла атаковать конвой десантных барж, но уже днем в точке 45°09,3' с.ш./ 32°47,2' в.д. с дистанции 10 кбт выпустила две торпеды по десантной барже под охраной сторожевого катера. Вскоре подводники зафиксирован глухой взрыв; цель посчитали пораженной. Противник отрицает гибель своего корабля в это время в этом районе; его корабли наблюдали торпеду прошедшую мимо цели, а затем сбросили в ответ сковывающую серию из трех глубинных бомб. Продолжив патрулирование, «С-31» утром 30 июля отказалась от атаки одиночного транспорта, командир субмарины посчитал его судном-ловушкой; и оказался прав. Обнаружив подводную лодку, большой охотник начал преследование субмарины, за полтора часа сбросив на нее 29 глубинных бомб. Получив повреждения ряда приборов, подводная лодка получила разрешение командования следующие трое суток провести в пределах позиции № 81 (Сулина – Констанца). 4 августа, перейдя в прежний район действий, подводная лодка больше ничего не обнаружила, и 15 августа благополучно вернулась в Поти.

    Следующий боевой выход проходил в районе Тарханкут – Евпатория (позиция № 95). Вместо ушедшего на повышение штурмана подводной лодки Я.И. Шептаковского пришел А.Г. Гаращенко, в первом походе его обеспечивал дивизионный штурман старший лейтенант Еремеев. Еще не заняв назначенный район, «С-31» получила приказ найти и оказать помощь «М-113», подорвавшейся на мине на соседней позиции. Проведя кратковременный поиск и никого не обнаружив, подводная лодка в ночь на 1 октября заняла район предстоящих действий. О минной опасности позиции экипаж «С-31» смог убедиться в первые дни патрулирования, обнаружив пять плавающих германских мин. Исключив опасный для плавания квадрат из района действий подводная лодка продолжила патрулирование. Утром 17 октября юго-западнее Евпатории «С-31» произвела торпедную атаку по конвою десантных барж противника, и, по мнению экипажа добилась успеха; через 35 секунд после пуска торпед на подводной лодке зафиксирован взрыв. Вражеские корабли не преследовали субмарину, и она безнаказанно покинула район атаки, жертвой которой по ряду источников стала десантная баржа «F-418», которую, вероятнее всего, следует отнести к успехам советской морской авиации. (Конвой подвергся нескольким атакам самолетов-торпедоносцев, поврежденная баржа брошена немцами у Ак-Мечети, где затонула).

    Вечером 18 октября «С-31» снова ложится на боевой курс, на этот раз целью торпед субмарины стал крупный транспорт под эскортом двух эсминцев и трех сторожевых катеров. Через 24 и 30 секунд на подводной лодке зафиксированы взрывы обеих выпущенных торпед, но ни немцы, ни румыны не подтверждают потерю судна в этом районе в этот день. Реальный боевой успех «С-31» принес следующий боевой поход, проходивший в пределах позиции № 100 (Тарханкут – Тендра, с 21 декабря район действий подводной лодки расширен до позиции № 99, мыс Тарханкут – Ак-Мечеть). И хотя атака 5 декабря по каравану из трех буксиров с речными баржами прошла неудачно, вероятно, торпеды прошли под мелкосидящей целью, днем 9 декабря «С-31» сумела отличиться, выпустив 4 торпеды по конвою десантных барж. Одна из торпед, идущая по поверхности угодила в борт десантной баржи «F-580», вместе с ней отправив на дно несколько полевых орудий и 20 тонн боеприпасов; вместе с кораблем погибло 12 человек. Противник ограничился сбросом на безопасном удалении от субмарины четырех глубинных бомб. Подводная лодка продолжила патрулирование и прибыла в базу только утром 28 декабря.

    К началу операции по освобождению Крыма «С-31» в январе – феврале 1944 года прошла капитальный ремонт и докование.

    В двадцатый боевой поход «С-31» вышла вечером 17 марта 1944. В середине января командир субмарины Н.П. Белоруков получил ранение в результате динамитной «рыбалки» на озере Имнат близ Поти; его заменил Б.А. Алексеев, чья подлодка «С-33» пока стояла в ремонте. С утра 21 марта «С-31» действовала западнее Тарханкута (позиции № 101-а и № 102), а 5 апреля сместилась южнее на позицию № 105. Противника удалось обнаружить всего раз, когда вечером 24 марта подлодка из-за большой дистанции до цели упустила конвой. 11 апреля немцы начали эвакуацию Крыма, грузопоток Севастополь – Констанца резко возрос. Утром 13 апреля «С-31» заняла район юго-западнее мыса Херсонес (позиция № 9), где уже через несколько часов атаковала один из первых крупных конвоев из Севастополя. Торпедный веер с дистанции чуть больше 4 кбт был выпущен по румынскому транспорту «Ардял» (5695 брт), и, хотя через 38 секунд на подводной лодке зафиксирован взрыв, конвой, в который кроме «Ардяла» включал в себя румынский транспорт «Тиса» и немецкий «Хельга» прибыл в Констанцу без потерь. Атака подлодки не осталась без внимания, сопровождавший суда большой охотник «Uj-103» сбросил на безопасном удалении от субмарины 26 глубинных бомб.

    Еще один шанс отличиться был упущен подлодкой вечером 18 апреля, когда она была отогнана охотником «Uj-104» от румынского транспорта «Альба Юлия», который к тому времени был уже основательно поврежденному советской авиацией. Противолодочный корабль сбросил на субмарину 13 глубинных бомб, и, так как на поверхности воды появились деревянные обломки, посчитал подлодку уничтоженной и прекратил преследование.

    Через несколько часов «С-31» начала возвращение в базу, и утром 21 апреля прибыла в Поти, завершив самый длительный поход «эски» на Черном море.

    В течение мая – августа «С-31» провела ряд ремонтов, промежутки между которыми были заполнены выходами на боевую подготовку. 3 августа подводная лодка приняла участие в черноморском испытании электрических торпед «ЭТ-80». Летом 1944 года в ходе визита на Потийскую военно-морскую базу корабль посетил нарком ВМФ адмирал флота Советского Союза Н.Г. Кузнецов, его сопровождали командующий Черноморским флотом вице-адмирал Ф.С. Октябрьский, член Военного совета вице-адмирал П.И. Азаров и командир бригады ПЛ капитан 1 ранга С.Е. Чурсин.

    Последний боевой поход «С-31» провела у берегов Болгарии в районе Бургаса (позиция № 46/54). Несмотря на то, что патрулирование постоянно сопровождали мелкие поломки, командование оставило подводную лодку на позиции сверх запланированного срока. Только вечером 12 сентября «С-31» направилась в Поти; к этому времени война на Черном море закончилась.

    5 ноября 1944 года «С-31» награждена орденом Красного Знамени. До конца войны подводная лодка находилась на консервации, ожидая высвобождения мощностей черноморских судоремонтных предприятий.

    14 марта 1955 года «С-31» была выведена из боевого состава, разоружена, переформирована в плавучую зарядовую станцию «ПЗС-23» и поставлена на прикол. 14 марта 1975 года корпус субмарины сдан на слом и вскоре разобран на металл в Севастополе.


21 боевой поход:

15.07.1941 – 03.08.1941
21.08.1941 – 08.09.1941
25.09.1941 – 13.10.1941
26.10.1941 – 27.10.1941 Обстрел берега.
29.10.1941 – 12.11.1941
28.01.1942 – 14.02.1942
16.04.1942 – 06.05.1942
30.05.1942 – 02.06.1942 Транспортный рейс в Севастополь.
03.06.1942 – 06.06.1942 Транспортный рейс в Севастополь.
07.06.1942 – 10.06.1942 Транспортный рейс в Севастополь.
12.06.1942 – 16.06.1942 Транспортный рейс в Севастополь.
18.06.1942 – 21.06.1942 Транспортный рейс в Севастополь.
06.08.1942 – 26.08.1942
12.09.1942 – 30.09.1942
25.11.1942 – 27.11.1942
04.12.1942 – 24.12.1942
21.07.1943 – 15.08.1943
29.09.1943 – 27.10.1943
28.11.1943 – 28.12.1943
17.03.1944 – 21.04.1944
16.08.1944 – 15.09.1944

По официальным данным потопила 5 единиц, достоверно уничтожен 1 боевой корабль
09.12.1943 БДБ «F-580» (220 т)

 Главная  Лодки  Люди  Документы  Техотдел  Битвы  Разное  Форум

Рейтинг@Mail.ru