Великая Отечественная под водой.
 Главная  Лодки  Люди  Документы  Техотдел  Битвы  Форум  Разное


«К-22»

подводная лодка XIV серии.

    Заложена 5 января 1938 года на заводе № 196 (Судомех) в Ленинграде под стапельным номером 109 (ошибочно проходит по документам как «К-21»). 4 ноября 1938 года подводная лодка спущена на воду. В ходе строительства корабля в сентябре 1939 в VI отсеке из-за вышедшего из строя реле произошел пожар, который удалось погасить с большим трудом. В результате из-за полного выгорания часть электрооборудования отсека пришлось заменить. Из личного состава пострадал, вероятно, только что вступивший в должность инженер-механик И.С. Синяков, у которого временно упало зрение. 15 июля 1940 года «К-22» вступила в строй, и 7 августа 1940 года вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота. Командовал кораблем капитан 3 ранга И.Н. Тузов; 5 января 1941 года он получил новое назначение, и до начала мая, пока на субмарину не пришел капитан 3 ранга Котельников Виктор Николаевич, корабль оставался без командира. Подводной лодке предстояло в составе «ЭОН-11» убыть на Север, чтобы затем Северным морским путем перейти на Тихий океан.


Подводная лодка «К-22». Подводная лодка «К-22». Подводная лодка «К-22». Подводная лодка «К-22».

Подводная лодка «К-22».

    Еще 17 января 1941 года командир тихоокеанской «С-55» капитан-лейтенант Л.М.Сушкин, обратился письмом к И.В.Сталину с предложением альтернативного пути перевода подводных лодок типа «К», предназначавшихся для Тихоокеанского флота, из Полярного во Владивосток. Предполагаемый маршрут (Полярный – Атлантика – через мыс Доброй Надежды в Индийский океан – через Зондский пролив в Яванское море – Южно-Китайское море – Желтое море, затем через Корейский пролив в Японское море). Путь протяженностью 16.500 миль подводные лодки должны были преодолеть за 68 дней 10-узловой скоростью. Руководство страны внимательно отнеслось к предложению, но после предпринятых расчетов, оказалось, что для такого плавания необходимо еще 100 т топлива (без учета усиленного запаса, который составлял 240 т), поэтому предложение было отклонено.

    22 июня 1941 года «К-22» встретила в составе Учебной бригады ПЛ КБФ в Ораниенбауме, готовясь к переходу на Северный флот. С началом войны подлодку было решено оставить на Балтике; на ней начался монтаж снятых для перехода на Север приборов и механизмов. Вечером 23 июля в стоящую на якоре на Восточном Кронштадском рейде «катюшу» врезалась проводящая испытания после ремонта «Щ-319». К счастью, удар обошелся без серьезных последствий; прочный корпус не пострадал, лишь заклинило переднюю крышку торпедного аппарата № 3, легкие повреждения получили надстройка и балластная цистерна № 1. Уже 4 августа подлодка вышла из дока.

    Неблагоприятная обстановка на сухопутном фронте под Ленинградом вновь заставила командование пересмотреть планы; «К-22» было решено перевести на Север. 14 августа 1941 года подлодка перешла в село Рыбацкое, где вступив в состав Учебной бригады ПЛ Беломорской флотилии начала подготовку к переходу по Беломорканалу. 20 августа она отправилась в путь, и 4 сентября прибыла в Беломорск, где на подлодку установили все то, что было снято с нее для обеспечения перехода. 8 сентября «К-22» перешла в Архангельск, где подлодка провела профилактический ремонт и прошла отработку задач курса боевой подготовки, в ходе которой 25 сентября субмарина села на мель в Уньской губе.26 октября 1941 года «К-22» перешла в Полярное, и в этот же день вошла в состав 1-го дивизиона бригады ПЛ Северного флота.


«К-22» на ходу. Снимок сделан с площадки носового 45-мм орудия. «К-22» на ходу. Снимок сделан с площадки носового 45-мм орудия. «К-22» на ходу. Снимок сделан с площадки носового 45-мм орудия. «К-22» на ходу. Снимок сделан с площадки носового 45-мм орудия. «К-22» на ходу. Снимок сделан с площадки носового 45-мм орудия.

«К-22» на ходу. Снимки сделаны с площадки носового 45-мм орудия.

    В свой первый боевой поход «К-22» отправилась на исходе 30 октября 1941 года. Ей предстояло действовать в наиболее удаленном районе, куда посылались подводные лодки СФ, в Вест фьорде между портами Буде и Нарвик (позиция № 1). Обнаружив 3 ноября одиночное судно, которое подлодка не сумела атаковать из-за большого курсового угла цели и плохой видимости, подлодка больше никого не встретила. Весь поход проходил в борьбе со штормами и повреждениями, которые произошли по вине личного состава. Днем 6 ноября при погружении из-за неправильных действий трюмного, забывшего перекрыть клапан цистерн осушения гидромуфт и балластной цистерны № 11, вода стала заливать трюм VII отсека, выведя из строя электромотор дистанционного управления горизонтальными рулями. Подлодка стала проваливаться на глубину с дифферентом на кому. Только своевременные и правильные действия командира корабля позволили субмарине всплыть. В итоге, весь следующий день пришлось проводить устраняя неисправности. В дальнейшем «К-22» сопровождали шторма, из-за которых субмарина не сумела выполнить дополнительную задачу по артобстрелу радиостанции на острове Ренё. В ночь на 15 ноября подводная лодка направилась в базу, и днем 18 ноября прибыла в Полярное.

    В следующий боевой поход «К-22» вышла днем 6 декабря. На борту подлодки в качестве обеспечивающего находился командир бригады ПЛ капитан 1 ранга Николай Игнатьевич Виноградов. Субмарина направилась к Хаммерфесту для действий в пределах позиции № 2а. Утром 9 декабря «К-22» установила три минных банки (всего 12 мин) в проливе Ролвсё-сунд (заграждение № 29) и две банки (8 мин) в проливе Соммель-сунд (заграждение № 30). Едва последняя мина была сброшена, как подлодка обнаружила одиночное судно, которое было атаковано. Торпеда прошла мимо, поэтому, не тратя напрасно время «К-22» открыла огонь из 45-мм орудий. С четвертого залпа с подлодки наблюдали накрытие цели и пожар на ней. Сделав 24 выстрела, подлодка прекратила огонь, так как по наблюдению подводников судно окуталось дымом и начало тонуть. Дальнейшему его преследованию помешали только что установленные подлодкой мины. По данным противника безуспешному обстрелу подверглась норвежская шхуна «Вейдинг» (160 брт), которая, вовремя выключив огни, пропала из видимости.

    Вечером 9 декабря в направлении недавно установленных мин с «К-22» был зафиксирован взрыв и отмечен высокий столб пламени, что дало основание считать постановку успешной. По данным противника заграждение № 29 было обнаружено по всплывшим минам 11 декабря, а заграждение № 30 вытралено 18 декабря 1941 года. Часто указываемые в качестве жертв мин транспорт «Штайнбек» (2184 брт) погиб в районе Гамвика 9 декабря 1941 в результате ошибочной атаки «U-132», а пароход «Николае Шиаффино» (4974 брт) 15 марта 1942 сел на камни в районе Тормсё и в итоге был окончательно разбит штормом.


Подводная лодка «К-22». Подводная лодка «К-22». Подводная лодка «К-22». Встреча подводных лодок «К-22» и «Щ-421». Художник А. Заикин.

Подводная лодка «К-22» на ходу.
Встреча подводных лодок «К-22» и «Щ-421». Художник А. Заикин.

    11 декабря в районе Рольвсесунд – остров Квалё «К-22» обнаружила 2-х мачтовый дрифтербот, тянувший на буксире баржу шедший в сопровождении мотобота. Подлодка всплыла, и артогнем уничтожила лихтер, который уходя на дно, затянул с собой баржу. После этого огонь был перенесен на мотобот, который не дали добить появившаяся пара охотников «Uj-1212» и «Uj-1211». За 25 минут подлодка выпустила 20 100-мм и 54 45-мм снаряда, прекратив огонь только после того, как была обнаружена противолодочными кораблями, которые безуспешно сбросили на срочно погрузившуюся подлодку 28 глубинных бомб. Результатом артобстрела подлодки стали пара норвежских мотоботов «Альфар» (T29SA) и «Богар» (F76G), оба водоизмещением около 15-20 брт; из числа их экипажей повезло выжить лишь двум морякам.

    Окончание похода «К-22» провела в борьбе со штормом. Вскоре на субмарине через трещины в топливных цистернах № 1 и № 2, образовавшихся от ударов стихии, в аккумуляторную яму стал поступать соляр, волной залит электродвигатель командирского перископа, несколько раз от сильных кренов из аккумуляторов выливался электролит. Днем 23 декабря подлодка направилась в базу, и к вечеру 25 декабря была в Полярном.

    Кампанию 1942 года «К-22» открыла вечером 13 января выходом в район Конгс-фьорда (позиция № 4а). В этот раз действия субмарины обеспечивал командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М.И. Гаджиев. Пять суток подлодка провела в поиске противника вдоль побережья, пока не решено было провести осмотр прибрежных бухт. Скоро близ Берлевога в бухте Стурстейбукт обнаружилась цель – стоящий без движения транспорт. Приблизиться к судну не давали малые глубины, поэтому пуск торпед производился с дистанции 12 кбт. Без видимого эффекта подлодка в четыре захода потратила на цель 6 торпед, пока не обнаружила у входа в бухту камуфлированный рыболовный траулер, после чего «К-22» всплыла, и открыла по «сторожевику» артиллерийский огонь. После того как траулер загорелся, стрельба была перенесена на транспорт, который, по наблюдению подводников, стал медленно погружаться в воду с креном на правый борт. Вскоре за тонущим судном было обнаружено еще одно, которое так же было потоплено артиллерийским огнем. За 12 минут «К-22» израсходовала полсотни 100-мм снарядов.

    Итогом атаки подводники посчитали уничтожение двух транспортов и корабля противника, хотя в реальности был потоплен лишь норвежский каботажник «Вааланд» (106 брт), перевозивший штучный груз и почту из Тромсё в Вардсё; среди его пассажиров и экипажа 1 человек погиб. Второй целью стал выброшенный на камни еще 11 января 1942 года норвежский транспорт «Мимона» (1919 г., 1147 брт). Спасение судна было признано судовладельцем невыгодным, и вскоре оно было исключено из списков, а в результате обстрела с «К-22» пароход полностью выгорел, но не затонул, так как 6 февраля по нему потратила две торпеды «С-101». Третьей целью подлодки, вероятно, стал так же сидящий на камнях транспорт «Андромеда» (658 брт), потерянный 19 октября 1941 года.

    Вечером 31 января «К-22» начала возвращение в Полярное, но еще до прибытия подлодки в базу там перехватили немецкие переговоры, в которых высказывалось недовольство по поводу недопоставки 30 тысяч полушубков для мерзнувших в окопах солдат Лапландской группировки. Это сообщение было сопоставлено с победным докладом «К-22» и было отнесено на счет атаки подлодки; в итоге, субмарина была представлена к гвардейскому званию.

    После навигационного ремонта и докования, которые длились весь февраль и добрую часть марта, «К-22» вышла в четвертый боевой поход, который проходил в районе Тана-фьорда (позиция № 4). Вечером 27 марта субмарина прибыла в район действий восточнее мыса Нордкин. Днем 28 и 29 марта подводная лодка подверглась настойчивому преследованию сторожевых катеров противника, сбросивших соответственно 72 и 193 глубинных бомбы. Вероятно, подводники приняли на свой счет бомбы, проходящего мимо каравана «PQ-13»; как те, что были сброшены на конвой немецкой авиацией, так и те, что сбрасывали корабли эскорта, отгоняя германские подлодки. Наконец, вечером 3 апреля у берега северо-западнее мыса Слетнес «К-22» обнаружила, по оценке командира подлодки, конвой, состоящий из транспорта в 8000 тонн под охраной трех сторожевых кораблей. Атака подлодки проводилась таким образом, чтобы одним торпедным залпом уничтожить сразу две цели. Субмарина стреляла с дистанции 8-10 кбт, и через 75 секунд на ней было отмечено три глухих взрыва. После пуска торпед подводная лодка не удержалась на глубине, показав из под воды рубку, чего было достаточно для проводящей контрольное траление группы тральщиков («М-1505», «М-1506» и «М-1508»). Один из них, находящийся всего в 1500 м от подлодки пошел на таран, на ходу обстреливая место погружения субмарины из 20-мм автоматов, и сбросил наугад, так как не обладал гидроакустикой, 34 глубинных бомбы. На основании того, что на «К-22» были слышаны взрывы, на ней посчитали пораженными обе цели. От вражеского преследования на подводной лодке вышел из строя радиопередатчик, который через сутки удалось ввести в строй.

    Пока «К-22», выполняя боевое задание, находилась в море, 3 апреля 1942 года Приказом Народного Комиссара ВМФ корабль был удостоен гвардейского звания.

    Рано утром 9 апреля «К-22» была отозвана с позиции, получив приказ оказать помощь подводной лодке «Щ-421», накануне подорвавшейся на мине в северной части Порсангер-фьорда. «К-22» пришла в указанную ей точку, но никого не обнаружила, а так как видимость в районе из-за снежных зарядов была плохая, «Катюша» запросила «Щ-421» по УКВ, но ответа не получила. Тогда на аварийную подлодку был сделан еще один запрос по радио на указание своего места. На этот раз аварийная субмарина отозвалась. К полудню «К-22» наконец-то обнаружила «Щ-421». Все попытки буксировки «Щуки» завершились неудачей: буксирные концы рвались, а после второй попытки вырвало еще и кнехты. Через полтора часа спасательные работы прекратили, так как с подводных лодок был обнаружен самолет, сбрасывающий сигнальные ракеты, «К-22» ничего не оставалось, как принять на бот экипаж «Щ-421» (43 человека) во главе с командиром 3-го дивизиона ПЛ СФ И.А. Колышкиным, перешедший на подлодку через откинутые горизонтальные рули. Аварийная субмарина была потоплена в 13.43 в точке в точке 71°12' с.ш./ 26°22' в.д. всего в 7 милях от вражеского берега. Для этого «К-22» пришлось израсходовать торпеду из кормового аппарата № 7. Вечером 9 апреля «К-22» начала возвращение в базу и днем 10 апреля прибыла в Полярное, доставив туда экипаж «Щ-421».

    Вечером 28 апреля «К-22» снова вышла в боевой поход с задачей прикрытия судов союзных конвоев «QP-11» и «PQ-15». Подводной лодке предстояло действовать севернее острова Серё (позиция № 11-в). Прибыв в назначенный район, подлодка вскоре была вынуждена повернуть в базу, так как на ней выявилась поломка румпелей носовых горизонтальных рулей, полученная в предыдущем походе из-за ударов о корпус «Щ-421». Поход мог пройти без происшествий, если бы утром 2 мая, когда «К-22» находилась в 60 милях севернее Вардё, на субмарине не отметили удар о левый борт в районе Центрального поста с характерным металлическим скрежетом, после чего в 5 м от борта корабля была замечена мина, которая чудом не взорвалась.

    Следующий боевой выход в район позиции № 10-в в 90 милях севернее острова Фуглё состоялся 26 июня 1942 года. «К-22» своими действиями должна была прикрывать суда печально известного каравана «PQ-17». Предотвратить участь большинства из них подлодка не смогла (с 4 по 10 июля немецкая авиация и подводные лодки уничтожили 24 транспорта из состава конвоя общим водоизмещением в 142.518 брт и 99.316 тонн груза, находившегося на их борту). Несколько раз «К-22» сама могла стать жертвой дрейфующей мины, вражеской авиации или подлодки. Утром 30 июня субмарина подверглась штурмовке немецкого самолета, который обстрелял подлодку из пулеметов, оставив в легком корпусе несколько пробоин. Вечером 6, утром 8 и днем 10 июля «К-22» имела опасные контакты с вражескими субмаринами, как раз в тот момент, когда советская подлодка находилась в надводном положении. Вечером 11 июля «К-22» начала возвращение в базу, в пути встретив шлюпку с экипажем одного из английских судов из состава конвоя. По координатам переданных с подлодки, высланное на помощь терпящим бедствие брандвахтенное судно «БС-3» спасло 28 человек.

    Прибыв в Полярное, подлодка встала на текущий ремонт, в ходе которого на корабль установили новую аккумуляторную батарею. Кроме того, подлодку оснастили гидролокатором «Дракон». 12 октября 1942 года вместо В.Н.Котельникова, ставшего командиром 1-го дивизиона ПЛ, в командование лодкой вступил капитан 3 ранга Кульбакин Василий Федорович.

    В первый поход с новым командиром «К-22» отправилась в предновогоднюю ночь 1942/1943 года с задачей перехвата крупных кораблей противника у мыса Нордкап (позиция № 15). Незадолго до этого попытка немцев атаковать союзный конвой «JW-51В» крупным соединением в составе тяжелого крейсера «Адмирал Хиппер» и карманного линкора «Лютцов» в сопровождении шести эсминцев, известная как «Новогодний бой», завершилась печально для нападавших. Они были отогнаны с потерями значительно уступавшим им силами в составе британских легких крейсеров «Ямайка» и «Шеффилд» и шести эсминцев; все суда конвоя прибыли по назначению. Впрочем, к тому времени (вечер 1 января), как подлодка заняла назначенный район, бой уже закончился, корабли противника вернулись в базы.

    В связи с появлением на флоте ленд-лизовских гидролокаторов «ASDIC» (советский аналог «Дракон-129») у командования созрел план группового использования подводных лодок в составе тактических групп. Субмарины должны были совместно патрулировать один большой район, координируя свои действия с помощью звукопроводной связи гидролокаторов. В конце января 1943 года на Кильдинском плесе с участием «К-3» и «К-22» были проведены учения по отработке элементов совместных действий подводных лодок. После этого было решено опробовать новый метод в боевых условиях. Интерес командования к этому опыту объясняется тем, что на «К-22», помимо штатного экипажа днем 3 февраля 1943 года вышли в море начальник политотдела бригады ПЛ СФ капитан 2 ранга Радун Р.В., командир 1-го дивизиона ПЛ и бывший командир подлодки капитан 1 ранга Котельников В.Н., дивизионный связист капитан-лейтенант Гусев В.А. Подводной лодке предстояло действовать совместно с «К-3» в районе Вардё – мыс Нордкин. В ночь на 6 февраля подлодки обнаружили конвой, но из-за плохой организации управления, атаке «К-22» помешали маневры флагманской «К-3», которая закрыла цель. Подлодки потеряли друг друга, и встретились лишь днем 6 февраля. Утром 7 февраля «К-22» в районе мыса Харбакен погрузилась для дневного поиска противника. До середины дня подлодки обменивались сообщениями по звукопроводной связи, но вскоре акустик «К-3» зафиксировал четыре громких щелчка, В 19.37 с флагманской «К-3» на «К-22» передали приказ перейти в надводное положение, на что субмарина ответила молчанием. Правда. Позже выяснилось, что на «К-3» в этот момент был неисправен гидролокатор, но больше «К-22» на связь не выходила; в базу она так и не вернулась.

    Вероятно, «К-22» погибла на мине заграждения «Sperre-III», но, так как взрыва мины на «К-3» никто не слышал, возможна гибель подлодки в результате аварии. Вместе с «К-22» погибло 77 моряков.


8 боевых походов
30.10.1941 – 18.11.1941
06.12.1941 – 25.12.1941
13.01.1942 – 01.02.1942
26.03.1942 – 10.04.1942
28.04.1942 – 02.05.1942
26.06.1942 – 13.07.1942
31.12.1942 – 07.01.1943
03.02.1943 – +

Потопила артиллерией 1 транспорт (106 брт) и 2 мотобота.

11.12.1941. мотобот «Alfar» (15 брт).
11.12.1941. мотобот «Bogar» (15 брт).
19.01.1942. ТР «Vaaland» (106 брт).


Экипаж подводной лодки «К-22». 1942 г., фотограф Н. Веринчук.

На мостике «К-22». Слева у носового 45-мм орудия командир торпедной группы старший лейтенант Тищенко Г.М.. командир БЧ-5 подводной лодки «К-22» старший инженер-лейтенант Минкевич. Кают-кампания «К-22». Военком подлодки Л.Н. Герасимов (с тетрадью) беседует с командным составом. Штурман «К-22» старший лейтенант В.П. Чурипа.

На мостике «К-22». Слева у носового 45-мм орудия командир торпедной группы старший лейтенант Тищенко.
Командир БЧ-5 подводной лодки «К-22» старший инженер-лейтенант Минкевич.
Кают-кампания «К-22». Военком подлодки Л.Н. Герасимов (с тетрадью) беседует с командным составом.
Штурман «К-22» старший лейтенант В.П. Чурипа.

Обед в кают-кампании «К-22». В первом отсеке «К-22». Старшина группы радистов мичман Топорков и один из радистов «К-22». Командир отделения рулевых «К-22» старшина 2 статьи Заикин Т.С. у поста управления вертикальными рулями. Электрики «К-22» старшины 2-й статьи А.И. Сазонов и А.А. Садовников.

Обед в кают-кампании «К-22». Крайний справа командир подлодки В.Н. Котельников, рядом с ним военком Л.Н. Герасимов; в центре, с вилкой в руке, штурман В.П. Чурипа.
1-й (торпедный) отсек «К-22». Слева (с секундомером) командир БЧ-2-3 старший лейтенант Г.И. Сапунов.
Старшина группы радистов мичман Топорков и один из радистов «К-22».
Командир отделения рулевых «К-22» старшина 2 статьи Заикин Т.С. у поста управления вертикальными рулями.
Электрики «К-22» старшины 2-й статьи А.И. Сазонов и А.А. Садовников.

В отсеке «К-22». В отсеке «К-22». Подводная лодка «К-22». Обед у торпедистов Подводная лодка «К-22». Мотористы. Моторист «К-22» старший краснофлотец В.З. Рубцов у поста управления дизелями.

В отсеке «К-22».(1, 2)
Подводная лодка «К-22». Обед у торпедистов.
Подводная лодка «К-22». Мотористы.
Моторист «К-22» старший краснофлотец В.З. Рубцов у поста управления дизелями.



 Главная  Лодки  Люди  Документы  Техотдел  Битвы  Разное  Форум

Рейтинг@Mail.ru