Великая Отечественная под водой.
 Главная  Лодки  Люди  Документы  Техотдел  Битвы  Форум  Разное


«К-21»

крейсерская подводная лодка XIV серии

    Заложена 10 декабря 1937 года под стапельным номером 108 на заводе № 196 в Ленинграде. 14 (по другим данным 16) августа 1939 года подводная лодка спущена на воду, 30 ноября 1940 года вступила в строй, и 3 февраля 1941 года под командованием капитан-лейтенанта Жукова Аркадия Александровича вошла в состав Краснознаменного Балтийского флота.


Подводная лодка «К-21». Подводная лодка «К-21». Подводная лодка «К-21». Подводная лодка «К-21».

    Подводная лодка «К-21» в разные периоды службы в годы Великой Отечественной войны.

    Весной 1941 года «К-21» была включена в состав отряда кораблей ЭОН-11 и начала подготовку к переходу на Северный флот. Для прохождения Беломоро-Балтийского канала субмарину разгрузили, сняв с нее часть приборов и механизмов. 8 июня «К-21» начала переход, успев к началу войны пройти Ладогу и Онежское озеро. Утро 22 июня застало корабль у первого шлюза Беломорканала в Повенце. Получив известие о нападении Германии подлодка, отрубив понтоны, перешла 40 км южнее в губу Черная, где встала под берегом, замаскировавшись ветками.

    В течение первых ночей войны немецкая авиация подвергла бомбардировке шлюзы Беломорканала, сумев нанести им серьезные повреждения, исключавшие проход кораблей. Ожидая окончания ремонтных работ на шлюзах, «К-21» отошла к поселку Вознесенье близ устья Свири. Наконец, когда ремонтные работы на шлюзах были завершены, 6 августа подлодка продолжила движение, прибыв в Беломорск 24 августа. 6 сентября корабль перешел в Архангельск, где на Заводе «Красная Кузница» на субмарину вернули все то, что было снято с нее перед переходом на Север. 10 сентября «К-21» была зачислена в состав Учебной бригады ПЛ Беломорской флотилии.

    После прохождения докования и ускоренного курса боевой подготовки экипажа, подлодка 23 октября направилась в Полярное. В тот же день в горле Белого моря «К-21» была обнаружена немецкой субмариной «U-576». К счастью, подлодка противника не атаковала, зато утром 24 октября в районе Поноя внезапно вынырнувший из облаков тяжелый истребитель «Bf-110» обстрелял «К-21» из пулеметов, оставив в ее легком корпусе и ограждении рубки 13 пробоин и легко ранив краснофлотца Павла Шорникова. Уйти на срочное погружение субмарина не смогла, так как последний раз дифферентовка корабля проводилась в Архангельске после погрузки аккумуляторов и твердого балласта. Благодаря пресноводной воде Двинского залива, в условиях плавания в Баренцевом море субмарина получила дополнительную плавучесть, и не сумела вовремя скрыться под водой. К вечеру подводная лодка прибыла в Полярное и зачислена в состав 1-го дивизиона бригады ПЛ СФ.


«К-21» проводит пробное погружение и дифферентовку, октябрь 1941 г. Североморская «катюша» уходит в боевой поход.

    «К-21» проводит пробное погружение и дифферентовку в Оленьей губе Кольского залива, октябрь 1941 г.
    Североморская «катюша» уходит в боевой поход.

    В первый боевой поход с задачей минирования подходов к Хаммерфесту (позиция № 2-а) «К-21» вышла днем 7 ноября. Обеспечивали боевой дебют субмарины, кроме комдива капитана 2 ранга М.И. Гаджиева, флагманский инженер-механик инженер-капитан 3 ранга И.В. Коваленко, дивизионный минер капитан-лейтенант Г.П. Барбашов и дивизионный штурман капитан-лейтенант В.К. Васильев. Прибыв в район минной постановки, вечером 9 ноября на входе в пролив Бустад-сунд подлодка обнаружила одиночное судно. Несмотря на то, что командир субмарины намеревался, чтобы не демаскировать предстоящую постановку мин, пропустить цель, по настоянию комдива судно было атаковано. «К-21» стреляла из надводного положения двумя торпедами кормовых аппаратов с дистанции 8 кбт. Как предполагается, они прошли под килем судна. К счастью, цель не заметила атаки подлодки, и продолжила ход прежним курсом.

    Обнаружив фарватер, в ночь на 10 ноября, субмарина провела постановку минного поля № 21. В проливе Бустад-сунд было выставлено 10 мин одной банкой. Спустя 5 часов в направлении только что установленных мин с подлодки наблюдали взрыв и большое пламя. Зарево держалось над водой около 2 минут. На «К-21» оценили первую минную постановку как удачную, но по данным противника в этом месте он потерь не имел. Минное поле спустя два дня после постановки было обнаружено по всплывшей мине охотником «Uj-1212» и вскоре вытралено катерными тральщиками плавбазы «MRS-3» («Bali»).

    Днем 10 ноября «К-21» выставила вторую порцию мин (заграждение № 22) у Хаммерфеста. При выходе из шахты седьмой мины заело тележку минного устройства, поэтому минное поле состояло из двух банок (6 и 4 мины). Пока шло исправление повреждений тележки, подводная лодка попыталась выйти в атаку по тральщику, но к счастью для цели, снежный заряд вовремя закрыл ее, а заметивший подлодку в ходе постановки мотобот сбросил на безопасном от нее удалении 4 глубинных бомбы.

    Минная постановка «К-21», проведенная в сложнейших условиях (мины ставились днем, из подводного положения на фарватере шириной 0,7 мили) стала результативной. 21 ноября 1941 года на мине субмарины подорвалось и затонуло норвежское каботажное судно «Bessheim» (1774 брт), на борту которого из Квальсунда в Хаммерфест перевозились отпускники Вермахта. Жертвами катастрофы стали 8 человек (3 немца и 2 норвежских пассажира и 3 члена экипажа). Поле проведенного траления катерами-тральщиками с плавбазы «MRS-3» («Bali»), которое, как, оказалось, было проведено не качественно, в этом же месте 9 июля 1942 года подорвался на мине и погиб немецкий охотник «Uj-1110», потери которого составили 25 членов экипажа и 21 военнослужащий Вермахта из числа отпускников. Так как последующим тралением в месте гибели корабля мин обнаружено не было, она оказалась последней из тех, что выставила «К-21».

    Выполнив свою миссию в минном варианте, «К-21» приступила к патрулированию для торпедных атак. Днем 12 ноября в районе острова Квалё подлодка обнаружила пару транспортов под охраной сторожевика. После того, как командир субмарины, желая ускорить атаку, заострил курсовой угол до 60°, стрелять пришлось с большой дистанции (20 и 16 кбт) при плохой видимости. Тремя торпедами было атаковано первое судно, а через 9 минут, двумя торпедами, второе. Каждый раз на подлодке слышали взрывы, которые дали основания считать, что обе цели поражены. В реальности, при пуске торпед боцман не сумел удержать субмарину на заданной глубине, и она подвспыла, обнажив над водой антенные стойки. Кроме того, одна из торпед второго залпа в четкой видимости противника прошла по поверхности воды за кормой конвоя. Обнаружив подлодку, сторожевые корабли «Nordwind» и «Nordkap» сбросили в предполагаемом местенахождения субмарины 22 глубинные бомбы. Уклоняясь от контратаки, «К-21» несколько раз ударялась о грунт, в результате чего была нарушена герметичность топливно-балластной цистерны № 3. В море стал вытекать соляр, образуя за кормой подлодки предательский след. В условиях плохой видимости сторожевики не стали проявлять настойчивости, а сопровождаемый ими конвой в составе транспортов «Sten» (1464 брт), «Georg L.M. Russ» (2980 брт), «Kaprino» (3249 брт), «Sardinia» и «Spree» без потерь продолжил свой дальнейший путь.

    С 13 по 18 ноября в условиях сильного шторма «К-21» пыталась избавиться от масляного следа, тянувшегося за подлодкой. В море уже утекло 35 тонн топлива, но попытки продувания цистерны с последующим ее промыванием не привели к ожидаемому результату. Когда 18 ноября субмарина сделала попытку вернуться на позицию, ее без труда обнаружил и отбомбил самолет «Ar-196». На следующий день «К-21» получила разрешение досрочно вернуться в базу, и днем 21 ноября прибыла в Полярное.

    Пройдя аварийный ремонт и докование на заводе в Росте, к новому, 1942 году «К-21» была снова готова к ведению боевых действий. Днем 6 января подлодка была направлена в наиболее удаленный район так называемого «Лоппского моря» (позиция №2). 8 января, прибыв, по мнению подводников, в район между островами Лоппа и Серё, подлодка оказалась из-за ошибки в счислении на 40 миль восточнее, первоначально действуя в западной части соседней позиции № 2-а. Утром 13 января в западной части пролива Рольвсё-сунд «К-21» обнаружила конвой противника. В этот момент субмарина находилась в дрейфе без хода в надводном положении, имея в готовности четыре носовых, два кормовых торпедных аппарата и два кормовых орудия. Пуск торпед по судну в 5000 тонн проводился из кормовых аппаратов с дистанции 20 кбт, после чего подлодка развернулась, намереваясь использовать носовые торпеды. Пока производился маневр, на мостике «К-21» увидели, что цель окуталась паром и дымом, а сопровождавший ее сторожевик повернул в сторону подлодки и выпустил две зеленые ракеты. Шедший за транспортом еще один сторожевик, включив красный огонь на клотике, так же развернулся в сторону субмарины. На «К-21» сыграли «Срочное погружение».

    По данным противника атаке подвергся конвой, включавший в себя германский транспорт «Fechenheim» (8116 брт) и норвежский «Tyrifjord» (3080 брт). Одна из торпед, шедшая по поверхности воды, прошла в 10 метрах от кормы тральщика «M-1502», после чего сторожевик «Polarkreis» сбросил по предполагаемому ходу подлодки 10 глубинных бомб, которые не нанесли повреждений субмарине.

    Днем 19 января у острова Йельмсё (Хъельмсё), когда «К-21» наблюдала в перископ за норвежскими рыболовецкими мотоботами, ставившими сети, вблизи подлодки внезапно начали рваться глубинные бомбы. Разрывы были отнесены на счет рыбаков, которые были приняты за противолодочные корабли противника, хотя на самом деле бомбы сбрасывал охотник «Uj-1205», наведенный гидросамолетом «He-115», осуществлявшим охранение конвоя, что проходил поблизости. Вскоре подошли еще один охотник и тральщик из эскорта каравана, подключившиеся к бомбежке, которая длилась почти 3 часа. Всего на субмарину было сброшено 85 глубинных бомб, которые, к счастью, разорвались на безопасном удалении от подлодки.

    К вечеру 21 января, «К-21» снова встретила в этом же районе норвежских рыбаков. Мотобот водоизмещением 100-150 тонн, по мнению подводников, осуществлял траление мин, а на его борту они рассмотрели две глубинные бомбы. В момент обнаружения судна подлодка стояла в надводном положении без хода под берегом. Ничего не подозревающие рыбаки, выбрав трал, шли курсом на субмарину, но, не дойдя до нее 3-4 кбт, повернули в сторону. «К-21» дала ход, и когда расстояние до цели составляло 0,7 кбт, открыла огонь из кормового 100-мм орудия. Первый выпущенный снаряд, не взорвавшись, пробил борт мотобота насквозь. Второй попал в одну из бочек с бензином, которые были приняты за глубинные бомбы. Сильный взрыв разметал цель в клочья так, что часть обломков упала на палубу подлодки. Жертвой атаки «К-21» стал норвежский мотобот «Ingoy» («F-223-N»), водоизмещением 15 брт, осуществлявший лов рыбы.

    Дальнейший поиск подлодки был безуспешен, и днем 28 января «К-21» прибыла в Полярное. Пока субмарина проводила навигационный ремонт, 26 февраля при налете немецкой авиации на Полярное рядом с кораблем упало три 250 кг бомбы. К счастью, их разрывы не причинили подлодке повреждений. 4 марта командование предпочло сменить командира «К-21», им стал капитан 3 ранга (впоследствии капитан 2 ранга) Лунин Николай Александрович.


Рубка «К-21». Лето 1942 г. Подводная лодка «К-21» отходит от пирса. Полярное, лето 1942 г. Подводная лодка «К-21». Полярное, конец весны - середина лета 1942 г. За кормой Полярный. Подводная лодка «К-21» уходит в боевой поход. Весна - лето 1942 г.

    Рубка «К-21». Лето 1942 г.
    Подводная лодка «К-21» отходит от пирса. Полярное, лето 1942 г.
    Подводная лодка «К-21». Полярное, конец весны - середина лета 1942 г.
    За кормой Полярное. Подводная лодка «К-21» уходит в боевой поход. Весна - лето 1942 г.

    Утром 10 марта находившаяся на позиции подводная лодка «Щ-402» по вине командира и инженер-механика неожиданно осталась без топлива. Субмарина легла в дрейф, ожидая помощи в 30 милях к северо-западу от мыса Нордкап. Не закончив ремонт, на одном дизеле (второй был собран силами личного состава БЧ-5 на переходе), вечером 11 марта к ней направилась «К-21» (старший на борту командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М.И. Гаджиев). Субмарина шла полным ходом в надводном положении. Для сокращения времени перехода маршрут движения подлодки проходил всего в 25 милях от вражеского побережья. Пока «К-21» спешила на выручку, на «Щ-402» сумели из смеси керосина из торпед и машинного масла запустить двигатели и пройти значительное расстояние. Прибыв в точку рандеву и никого там не обнаружив, «К-21» приступила к поиску аварийной подлодки в районе с квадратом 40 миль. К утру 13 марта, получив уточненные данные о местоположении «Щ-402», «К-21» к полудню наконец-то отыскала «щуку», которая дрейфовала в точке 71°25 с.ш., 32°48 в.д. После того, как подлодки обменялись опознавательными, они пришвартовались друг к другу, и начали перекачку топлива. Соляр подавался по шлангу, а масло переносилось в резиновых ведрах. За час на «Щ-402» было передано 8 тонн дизельного топлива и 120 литров масла, что было достаточно, чтобы аварийная субмарина могла вернуться в базу. После передачи топлива обе подлодки провели дифферентовку, и каждая самостоятельно направились в Полярное, куда «К-21» прибыла к утру 14 марта.

    Несмотря на то, что при оказании помощи «Щ-402» субмарина получила повреждения (нарушена герметичность уравнительной цистерны и цистерны главного балласта № 6), «К-21» сохранила боеготовность. После небольшого ремонта в ночь на 21 марта она снова вышла в море. На этот раз подлодке предстояло действовать в 100 милях севернее мыса Нордкап (позиция № 11) с задачей прикрытия союзных конвоев «QP-9» и «PQ-13». Как и в прошлый раз командира субмарины обеспечивал комдив Гаджиев. Прибыв в район действий, подлодка попала в сильный шторм, пока 27 марта ей было приказано занять район северо-западнее Вардё (позиция № 5). К вечеру 28 марта, уже по прибытию в новый район действий, на «К-21» обнаружили, что у подлодки заклинены захлопки газоотводов дизелей. Пока два человека в кормовой надстройке восстанавливали герметичность газоотводов, на дистанции около 3 миль с субмарины заметили силуэты трех кораблей. Это были германские эсминцы «Z-24», «Z-25» и «Z-26», вышедшие на перехват конвоя «PQ-13». Срочное погружение задержалось на две минуты из-за работавших в надстройке людей. После того, как субмарина скрылась под водой, в течение трех часов на ней зафиксировали 14 разрывов глубинных бомб, сброшенных на безопасном от подлодки расстоянии. Впрочем, у немецких кораблей были другие задачи, и преследовать подлодку у них не было времени. 29 марта «К-21» перешла в район Перс-фьорда, где утром 31 марта у мыса Блудскютудде обнаружила транспорт противника в сопровождении сторожевика. С дистанции 22 кбт по судну, которое подводники оценили в 7000 тонн, было выпущено 7 торпед. После залпа подлодка не удержалась на глубине и показала над водой рубку, но спустя три минуты на ней зафиксировали два последовательных глухих взрыва. Пронаблюдать за результатом атаки на подлодке смогли только 47 минут после пуска торпед. Подняв перископ, на поверхности воды ничего не обнаружили, судно посчитали потопленным. Противник не подтверждает успех «К-21». Возможно, безуспешной атаке подвергся конвой в составе германских транспортов «Admiral Karl Hering» (1436 брт), «Almora» (2522 брт) и голландского танкера «Oleum» (475 брт), а взрывы, принятые на подлодке за признак попадания торпед в цель, относятся к сбросу глубинных бомб противолодочным кораблем «Uj-1104».

    Перезарядив торпедные аппараты, «К-21» еще двое суток штормовала в районе зарядки, но дальнейший поиск ничего не дал. Субмарина направилась в Полярное, и к утру 3 апреля была в базе. Прибытие «К-21» совпало с выходом Указа Президиума Верховного Совета СССР о присвоении командиру подлодки Н.А. Лунину звания Героя Советского Союза. С середины апреля по начало июня «К-21» простояла в ремонте на заводе в Росте, а вскоре после вступления в строй была направлена в пятый боевой поход, сделавший субмарину знаменитой.

    Днем 18 июня «К-21» вышла в море с задачей действовать в районе позиции № 5 северо-западнее Вардё. Прибыв в назначенный район в ночь на 19 июня, утром подлодка подверглась атаке внезапно появившегося вражеского самолета. Разрывами двух сброшенных им бомб была повреждена магистраль уравнительной цистерны № 1 и цистерны быстрого погружения, в результате чего, на протяжении всего похода постоянно нарушалась удифферентованность корабля. Еще одна атака субмарины с воздуха произошла днем 27 июня. Вахтенный офицер замешкался, и вместо того, чтобы скомандовать «Срочное погружение», пригласил командира на мостик. Результатом задержки стали 8 пулевых пробоин в легком корпусе «К-21».


Схема атаки «К-21» на линкор «Tirpitz». Командир «К-21» Н.А. Лунин у перископа. Члены экипажа «К-21». Полярный, 23 августа 1942 года.

    Схема атаки «К-21» на линкор «Tirpitz» 5 июля 1942 г.
    Командир «К-21» Н.А. Лунин у перископа.
    Члены экипажа «К-21». Полярный, 23 августа 1942 года.

    Вечером 27 июня подводная лодка получила приказ переместиться в район Хаммерфеста (позиция № 2а) для прикрытия конвоев «QP-13» и «PQ-17». Вечером 5 июля севернее острова Ингё акустик подлодки доложил о шумах справа по носу. В 17.00 в перископ на дистанции 40-50 кбт была обнаружена рубка вражеской подлодки, которая вскоре при ближайшем рассмотрении оказалась мостиком эсминца. Через 18 минут на «К-21» обнаружили верхушки мачт вражеской эскадры, шедшей строем фронта. За строем эскадренных миноносцев шли линкор «Tirpitz», слева от него – тяжелый крейсер «Admiral Hipper», который был опознан на подлодке как «Admiral Scheer». Сам «Sheer» шел по правому борту от линкора, но так и не был замечен подводниками. С воздуха корабли прикрывал гидросамолет «Ar-196».

    Подводная лодка начала маневрировать для торпедной атаки линкора «Tirpitz» из носовых торпедных аппаратов с левого борта цели. В 17.36 эскадра повернула «все вдруг» влево, и подлодка оказалась на расходящихся контркурсах с кораблями противника. Вторая попытка атаковать носовыми торпедными аппаратами с правого борта цели, в 17.50 была прервана новой сменой курса эскадры. (В момент атаки «К-21», по германским данным, немцы меняли курс лишь однажды, когда корабли повернули с 30° на 90°). Опасаясь срыва атаки, Лунин был вынужден стрелять из кормовых аппаратов. В 18.01 в точке 71.22,2 с.ш./24.34,3 в.д. «К-21» с дистанции 18-20 кбт произвела торпедный залп по линкору «Tirpitz». Из кормовых торпедных аппаратов было выпущено 4 торпеды с временным интервалом 4 секунды. Скорость цели определялась в 22 узла при курсе 60°. Угол упреждения – 28°, угол встречи – 100°. С пуском первой торпеды подлодка опустила перископ, а с пуском четвертой дала полный ход и ушла на глубину 30 м. Через 135 секунд из кормовых отсеков и от акустика субмарины поступили доклады, что зафиксировано два взрыва, а в 18.31, 18.32 и в 18.38 подводники услышали три продолжительных взрывных раската. В 19.09, всплыв на поверхность, «К-21» доложила об атаке и курсе отхода немецкой эскадры.

    Утром 7 июля «К-21» получила «добро» вернуться в базу, и в ночь на 9 июля встречена в Полярном.

    В своем послепоходовом отчете командир «К-21» полагал, что две торпеды достоверно попали в «Tirpitz», но допускал, что их принял на себя миноносец, в момент залпа повернувший на контркурс с линкором. Современный анализ советских и германских документов позволяет реконструировать ход атаки «К-21» на «Tirpitz». В момент залпа скорость эскадры составляла 24 узла, курс – 90°. Существенные ошибки в определении элементов движения цели привели к неизбежному промаху, торпеды затонули, пройдя предельную дистанцию не дойдя до цели. Об атаке линкора немцы узнали из советских сообщений.


«К-21» возвращается в Полярный после выполнения боевого задания. 9 июля 1942 «К-21» вернулась в базу. Посторение личного состава. Полярное, 23 августа 1942 г. Экипаж «К-21». Лето 1942 г. Командир «К-21» Н.А. Лунин на мостике.

    «К-21» возвращается в Полярный после выполнения боевого задания. 9 июля 1942
    Подводная лодка «К-21» вернулась в базу. Посторение личного состава. Полярное, 23 августа 1942 г.
    Экипаж «К-21». На переднем плане командир БЧ-2-3 В.Л. Ужаровский, военком С.А. Лысов и командир подлодки Н.А. Лунин. 23 или 24 августа 1942 г.
    Командир «К-21» Н.А. Лунин на мостике.

    Едва вступив в строй после месячного навигационного ремонта, «К-21» в ночь на 14 августа вышла в район Лоппского моря (позиция № 2). Субмарина должна была выставить минное заграждение у острова Силлен, после чего действовать на вражеских коммуникациях в торпедном варианте. В этом боевом походе еще одним членом экипажа «К-21» стал военный корреспондент Борис Яглинг. Вечером 16 августа подлодка произвела постановку минного поля № 42. Мины ставились при полной воде тремя банками по 5, 5 и 10 мин. В дальнейшем выяснилось, что в момент постановки субмарина имела значительную несвязку в счислении, поэтому заграждение было выставлено в стороне от судоходного фарватера противника, и успехов не имело. Выполнив первую часть задачи, подлодка переместилась на подходы к проливу Серё-сунд, где вечером 19 августа обнаружила отряд боевых кораблей противника, который шел с моря строем пеленга. Состав группы был определен как минный заградитель в сопровождении трех сторожевиков. В ходе маневрировании при выходе в атаку противник повернул, и подлодке пришлось стрелять кормовыми торпедными аппаратами. С дистанции 22 кбт были выпущены четыре торпеды, а через 185 секунд на субмарине зафиксировали три взрыва. Спустя 15 минут при осмотре горизонта в перископ была обнаружена лишь пара сторожевиков. Полагая, что за столь короткое время корабли не могли уйти за пределы видимости, на подлодке посчитали уничтоженными минный заградитель и сопровождавший его сторожевой корабль. Тем временем, оставшиеся корабли, повернув на ост, продолжили движение. Подлодка развернулась, и с дистанции 19 кбт повторила атаку, выпустив четыре торпеды из носовых аппаратов по сторожевику. Спустя 150 секунд на «К-21» зафиксировали два взрыва, а через 9 минут при осмотре в перископ цель не обнаружена. Командование засчитало подлодке три уничтоженных корабля, но послевоенные данные о потерях противника не подтверждают успешность действий «К-21». Вероятно, подлодка атаковала транспорт «Sevres» (5089 брт) под эскортом сторожевиков «V-5903» и «V-6106». Вечером 21 августа субмарина начала возвращение в базу, и утром 23 августа была торжественно встречена в Полярном командующим СФ вице-адмиралом А. Головко и комбригом контр-адмиралом Виноградовым.


Торжественная встреча «К-21». Полярное, 23 августа 1942 года. Торжественная встреча «К-21». Полярное, 23 августа 1942 года. Торжественная встреча «К-21». Полярное, 23 августа 1942 года. Торжественная встреча «К-21». Полярное, 23 августа 1942 года.

Торжественная встреча «К-21». Полярное, 23 августа 1942 года. Торжественная встреча «К-21». Полярное, 23 августа 1942 года. Торжественная встреча «К-21». Полярное, 23 августа 1942 года. Торжественная встреча «К-21». Полярное, 23 августа 1942 года.

    «К-21» вернулась с выполнения боевого задания. Командующий СФ А. Головко и командир бригады ПЛ СФ Н. Виноградов на торжественной встрече. Полярный, 23 августа 1942 г.

    Вечером 31 августа «К-21» была отправлена к северной оконечности Новой Земли с задачей перехвата тяжелого крейсера «Admiral Scheer», который в конце августа наделал много шума в Карском море, потопив ледокольный пароход «Александр Сибиряков (25 августа) и обстреляв Диксон (27 августа). К моменту выхода подлодки германский рейдер уже вернулся в базу, поэтому поиск «К-21» оказался безрезультатным. Прибыв в Полярное к утру 21 сентября, подлодка вскоре встала на текущий ремонт, который затянулся из-за необходимости замены аккумуляторной батареи; старая выработала свой ресурс, а новой взять было негде, так как завод им. Шмидта, выпускающий эту продукцию, находился в блокадном Ленинграде. Пока на корабле шли ремонтные работы, 23 октября вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении «К-21» орденом Красного Знамени. Наконец, по ленд-лизу были получены новые аккумуляторы, и 16 января 1943 года подводная лодка вновь вступила в строй.


Подводная лодка «К-21» у берегов Новой Земли, 4-18 сентября 1942 г. Командир «К-21» Н.А. Лунин и военком С.А. Лысов, лето 1942 г. Командир отделения рулевых «К-21» И.А. Фокеев, лето 1942 г. Подводная лодка «К-21». Лето - осень 1942 г.

    Подводная лодка «К-21» у берегов Новой Земли, 4-18 сентября 1942 г.
    Командир «К-21» Н.А. Лунин и военком С.А. Лысов, лето 1942 г.
    Командир отделения рулевых «К-21» старшина 2 статьи И.А. Фокеев, лето 1942 г.
    Подводная лодка «К-21». Лето - осень 1942 г.

    Кампанию 1943 года «К-21» открыла походом в район Лоппского моря (позиция № 2), куда она вышла вечером 10 февраля. В задачи подлодки входила высадка разведывательно-диверсионной группы на острове Арней (двое норвежцев и русский радист), постановка минного заграждения, а так же действия на коммуникациях противника в торпедном варианте. Кроме членов разведгруппы еще одним членом экипажа «К-21» стал офицер по войсковой разведке Штаба бригады ПЛ СФ капитан-лейтенант М. Галковский. Вечером 12 февраля, в момент, когда субмарина в надводном положении совершала переход в район действий, из-за влаги, попавшей через шахту подачи воздуха к дизелям на клеммы переключателей подстанции № 5, в дизельном отсеке в результате короткого замыкания возник пожар. Сразу же отключились масляные насосы и насосы охлаждения дизелей; дизели были остановлены. Кроме того, было нарушено управление горизонтальными вертикальными рулями. Подлодка осталась без хода, не имея возможности погружаться. Пока субмарина качалась на волнах в непосредственной близости от вражеского берега, были приняты меры на случай внезапного появления противника. Артиллерийские расчеты были в полной боевой готовности, флаг поднят, корабль был подготовлен к взрыву. Личный состав V отсека приступил к борьбе с пожаром, но все было тщетно, огонь разрастался и подбирался к расходному баку дизелей, где находилось около тонны топлива. Его взрыв мог уничтожить субмарину. Люди из отсека были выведены, а сам отсек герметизирован. В этих условиях пламя погасло само собой. В результате пожара пострадала носовая часть V отсека – огнем сильно повреждена подстанция № 5, обгорела изоляция прочного корпуса и проходившие через отсек кабели, нарушилось электропитание механизмов отсека и управления кормовыми горизонтальными рулями. После детального осмотра механизмов и электропроводки, командир, несмотря на повреждения, принял решение продолжить выполнение боевого задания. Экипаж корабля приступил к ремонту. Обгоревшую изоляцию на крупных трассах во многих местах заменили резиновыми ковриками. Восстановительным работам во многом помогла хозяйственность старшины группы электриков Н. Суслова, который по собственной инициативе накопил значительные запасы ЗИПа, оставшегося после прежних ремонтов. К утру 13 февраля на подлодке было введено в строй электрическое управление рулями, а к вечеру пущены главные дизели. «К-21» отошла в район зарядки, где до 17 февраля в открытом море продолжала устранять повреждения. В то время, пока на корабле шли ремонтные работы, субмарину носило течением, но определиться с местом не было возможности: шли сильные снежные заряды, над морем стоял густой туман. При попытке подойти к берегу днем 17 февраля подлодка на глубине 75 м (глубина по карте 250 м) ударилась о грунт. Предполагая, что субмарина уперлась в берег, решено было всплыть для определения места, но при осмотре горизонта в перископ была замечена стоявшая на якоре антенная мина. Определиться из-за плохой видимости лодка так и не смогла и снова отошла в море.

    Наконец, определив свое место, утром 18 февраля «К-21» в проливе Кег-сунд выставила минное заграждение № 59. Всего было выставлено 19 мин одной банкой. Двадцатая мина застряла в люке минного устройства, но через 5 минут выпала самостоятельно. Заграждение не имело успеха. Часть мин «К-21» была обнаружена и вытралена раумботами плавбазы тральных сил «MRS-4» («Paris») в феврале-мае 1943 года, другая часть, стоящая в стороне от судоходного фарватера, так и не была обнаружена. Данные о том, что на этих минах погиб германский транспорт «Duna» (1926 брт) не соответствуют действительности. Пароход, затонувший вечером 22 апреля 1943 года в результате подводного взрыва в Люнген-фьорде погиб на своем оборонительном минном заграждении «NW-14», выставленном минным заградителем «Skagerrak» 29 марта 1943 года. Попытка вечером 18 февраля высадить на побережье острова Арней разведгруппы не удалась из-за сильной волны. Разведчиков сумели доставить на берег только в ночь на 20 февраля.

    Перед тем как покинуть район после высадки разведгруппы «К-21» провела дерзкую атаку судов в бухте Воген. Подлодка проникла в охраняемый район в надводном положении с включенными навигационными огнями. На запросы береговых постов противника с борта субмарины трижды передавали ратьером опознавательные из бессмысленного набора букв. В 02.18 20 февраля «К-21» из надводного положения с дистанции 12 кбт выпустила 4 торпеды по мачтам судов стоящим у причала в бухте. Через 90 секунд на подлодке увидели три вспышки взрывов у пирса. Субмарина развернулась, и полным ходом направилась к выходу из фьорда. Несмотря на то, что по итогам атаки «К-21» засчитали уничтожение плавбазы и стоявших рядом четырех катеров, немцы не поняли характер взрывов на камнях у мола, вероятно, отнеся их на действия авиации. Потерь они не понесли.


Схема атаки «К-21» на суда в бухте Воген. Помощник командира «К-21» З.М. Арванов и командир БЧ-2 В.Л. Ужаровский. Рулевой-сигнальщик «К-21» Г.Ф. Ашурко.

    Схема атаки «К-21» на суда в бухте Воген в ночь на 20 февраля 1943 года.
    Помощник командира «К-21» З.М. Арванов и командир БЧ-2-3 В.Л. Ужаровский на мостике, апрель 1943 года.
    Рулевой-сигнальщик «К-21» старший краснофлотец Г.Ф. Ашурко.

    При выходе из фьорда «К-21» имела мнимый контакт с малой подводной лодкой противника и собиралась таранить ее, но незадолго до столкновения объект пропал из вида. К утру подлодка начала возвращение базу. Вечером 21 февраля на подходах к острову Кильдин субмарина была атакована бомбардировщиком «Ju-88». Две сброшенные им бомбы разорвались по корме субмарины. От их близких разрывов на подлодке погас свет в кормовых отсеках и временно вышел из строя гирокомпас.

    Прибыв в Полярное вечером 21 февраля, субмарина до начала марта прошла навигационный и аварийный ремонт на заводе в Росте. В ночь на 3 апреля подлодка вышла для действий в Лоппском море (позиция № 2), но при отходе от пирса получила повреждения кормовых горизонтальных рулей. При первом же погружении обнаружено, что рули заклинены в положении 0?, и подлодка к утру была вынуждена вернуться в Полярное.

    Повторный выход состоялся после устранения повреждений в ночь на 4 апреля. На исходе 6 апреля «К-21» севернее острова Лоппа «К-21» выставила заграждение № 63, состоящее из 20 мин, причем на первых четырех были приборы охранителя «Чайка». После проведения минной постановки подлодка ушла на север для зарядки аккумуляторов. К утру 9 апреля субмарина заняла район на подходах к западному входу в пролив Серей-сунд, где днем на дистанции 20–25 кбт обнаружила одиночный эсминец типа «Karl Galster». Сблизившись с ним до 14 кбт, «К-21» произвела по кораблю 6-торпедный залп, а через 108 секунд от акустика и личного состава IV отсека поступили доклады, что были слышны два глухих взрыва. Пронаблюдать за обстановкой на поверхности воды удалось только через 6 минут после залпа. Горизонт был чист, цель посчитали уничтоженной. Согласно указаниям при предпоходовом инструктаже, командир подлодки должен был подобрать из воды несколько пленных с погибшего корабля, но не стал этого делать, опасаясь быть замеченным с береговых наблюдательных постов. По данным противника в данное время в данном месте он не терял кораблей своим силуэтом даже отдаленно напоминающий эсминец. Пикантность ситуации заключается в том, что «Z-20» («Karl Galster») являлся единственным из шести кораблей серии «1936» переживший норвежскую кампанию 1940 года. После окончания войны он по репарациям достался СССР и до середины 1950-х годов служил в советском флоте под именем «Прочный».


«К-21» подходит к ПЛ «Л-20». Полярный, март - апрель 1943 г. «К-21» ведет огонь из 45-мм орудия. Погрузка мин на подводную лодку «К-21». Полярный, весна 1943 г. У пирса в Полярном подводные лодки «К-21» и «Л-20», март 1943 г.

    «К-21» подходит к ПЛ «Л-20». Полярный, март - апрель 1943 г. На фоне «ленинца» размер «катюши» выглядит значительно меньше, хотя это не так.
    «К-21» ведет огонь из 45-мм орудия.
    Погрузка мин на подводную лодку «К-21». Полярный, весна 1943 г.
    У пирса в Полярном подводные лодки «К-21» и «Л-20», март 1943 г.

    Вскоре после торпедной атаки на подводной лодке по пеленгу выставленного ею недавно минного заграждения услышали два глухих взрыва, отличных от взрывов глубинных бомб, и предположили, что на них подорвался какой-либо из вражеских кораблей. По послевоенным данным мины «К-21» были установлены в стороне от судоходного фарватера и не привели к потерям противника.

    10 апреля подлодка предприняла попытку проникнуть в район Харстада, но скоро стало ясно, что продолжительный световой день и хорошая видимость в сумерках не дадут это сделать в надводном положении, а на скрытый переход под водой не хватало запаса электроэнергии.

    Днем 12 апреля в районе мыса Анденес «К-21» обнаружила группу из шести рыболовецких мотоботов. Не став разбираться в принадлежности судов, пользуясь тем, что берег прикрыт туманной дымкой, субмарина открыла по ним огонь из артиллерии и стрелкового оружия. За два часа «боя» с мирными норвежцами подлодка израсходовала 44 100-мм снаряда, в результате чего был потоплен сейнер «Froey» (40 брт), а «Havegga», «Oistein» и «Baren» получили повреждения. В мотобот «Gyda» артиллеристы «К-21» не смогли попасть ни разу, с мотобота «Skrein» был снят экипаж, а само судно брошено в море (позже оно было найдено и приведено немцами в порт). Потери норвежцев, кроме 7 пленных, составили 9 убитых и 5 раненных, один из которых скончался. Подлодка так же имела потери среди экипажа. Набежавшей волной был смыт за борт подносчик снарядов строевой краснофлотец А.Н. Лабутин. На субмарине посчитали, что он погиб, но моряк сумел 20 минут продержаться в ледяной воде, и был подобран на «Baren». Норвежцы подавали сигналы на подлодку, что у них на борту находится советский моряк, но на «К-21» на это никак не отреагировали. Так Лабутин попал в плен. Осенью 1944 года ему при помощи норвежского Сопротивления удалось бежать, вернуться в СССР и принять участие в боях на заключительном этапе войны в составе отрядов морской пехоты.


Пленные норвежцы сходят на берег. Полярное, 17 апреля 1943 г. Краснофлотец А. Лабутин в немецком плену.

12 апреля 1943 г. в истории «К-21» произошел доволтно неприятный эпизод - обстрел норвежских рыбаков и потеря краснофлотца.
    - Пленные норвежцы сходят на берег. Полярное, 17 апреля 1943 г.
    - Краснофлотец А. Лабутин в немецком плену.

    14 апреля «К-21» получила разрешение командовании вернуться в базу; подлодка испытывала нехватку топлива, и во второй половине дня 17 апреля прибыла в Полярное. В середине мая – середине июня «К-21» прошла навигационный ремонт, который уже не мог особенно повлиять на общее техническое состояние корабля, многие приборы и механизмы которого уже выслужили положенные сроки и требовали замены. Это подтвердила неудачная попытка подлодки выйти в район севернее Хаммерфеста (позиция № 2-а) утром 27 июня. Через несколько часов из-за замыкания на станции правого гребного электродвигателя она была вынуждена зайти в Ваенгу. После устранения неисправности вечером состоялся повторный выход, но при срочном погружении из-за поломки упорного подшипника кормовых горизонтальных рулей, рули заклинились, и субмарина погрузилась с дифферентом 25? на корму. Из-за невозможности устранить повреждения в море «К-21» была вынуждена вернуться в Полярный, где ремонтировалась до середины июля.

    Выход к северу от Хаммерфеста состоялся лишь утром 5 августа. Так как бывший командир группы движения И. Липатов впервые выходил в море в качестве командира БЧ-5, а на его место назначен только прибывший на подлодку К. Сергеев, их обеспечивал инженер-механик дивизиона инженер-капитан 2 ранга А.П. Венедиктов. Вечером 10 августа в районе острова Иельмсё «К-21» выставила 20 мин. К сожалению, заграждение, как и в прошлый раз, было установлено в стороне от судоходного фарватера противника. Несмотря на то, что по данным разведки на этих минах подорвалось и затонуло вражеское судно, немцы не подтверждают его потерю.

    Вторую часть патруля подлодка провела в Лоппском море, ожидая выхода линкора «Tirpitz» из Альта-фьорда, но этого так и не произошло. К утру 23 августа «К-21» вернулась в Полярное, где встала на ремонт и докование. 23 декабря в командование кораблем вступил капитан-лейтенант (впоследствии капитан 3 ранга) Арванов Зармаир Мамиконович.


З.М. Арванов на мостике «К-21». На заднем плане эсминец «Гремящий» Плоярный, лето 1942 г.

    З.М. Арванов на мостике «К-21». На заднем плане эсминец «Гремящий» Плоярный, лето 1942 г.

    Утром 26 декабря экипаж «К-21» был поднят по тревоге, и уже к вечеру субмарина вышла с задачей перехвата германского линкора «Scharnhorst». Обеспечивал Арванова прежний командир субмарины Н.А. Лунин, ставший командиром 1-го дивизиона ПЛ. К утру 27 декабря «К-21» была в месте, где британские крейсера и линкор «Duke of York» потопили «Scharnhorst», опоздав на 13 часов. Согласно плану похода, подлодка начала переход в район острова Серё на позицию № 3, но в новогоднюю ночь 1944 года отозвана командованием в базу.

    Задачами двенадцатого боевого похода в виду технического состояния корабля были уже не действия на позиции, а минная постановка. Вечером 6 апреля подлодка вышла для постановки минного заграждения на входе в пролив Серё-сунд. Обеспечивал поход командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга М.П. Августинович, сменивший на этом посту Н.А. Лунина. Вечером 10 апреля «К-21» выставила в назначенном месте 20 мин тремя банками. В ходе постановки две мины было раздавлено, одна взорвалась через несколько минут, еще один сильный взрыв в направлении заграждения на субмарине услышали через полтора часа, расценив его как подрыв вражеского корабля, но данные противника отрицают какие-либо потери на этом заграждении.

    К полудню 12 апреля «К-21» вернулась в Полярное и больше в боевых действиях участия не принимала. Подлодка встала на ремонт, в ходе которого на корабль установили счетно-решающий прибор «ТАС-Л», габариты которого потребовали демонтаж прочной рубки. В День Победы «К-21» продолжала находиться на заводе в Росте.


Подводная лодка «К-21» после окончания войны. «УТС-5», 1956 - 1960-е г. «УТС-5», бывшая «К-21» у причала в Полярном, 1962 г.

    Подводная лодка «К-21» после окончания войны.
    «УТС-5», 1956 - 1960-е г.
    «УТС-5», бывшая «К-21» у причала в Полярном, 1962 г. Рядом подводные лодки «Б-37» и «С-350», которые пострадали от взрыва торпед 11 января 1962 г.

    9 июня 1949 года подводная лодка получила обозначение «Б-4». 11 сентября 1954 года субмарина выведена из боевого состава и обращена в плавучую зарядовую станцию «ПЗС-51», 17 августа 1956 года переформирована в учебно-тренировочную станцию «УТС-5».

    Летом 1983 года после восстановительного ремонта подводная лодка установлена в качестве мемориального корабля и филиала музея Северного флота на площади Мужества в городе Североморске.


«К-21» готовится стать музеем, 1982 г.  Члены экипажа «К-21», 1988 г.

    «К-21» готовится стать музеем. Буксир ведет подлодку к месту Вечной стоянки, 1982 г.
    Ветераны - члены экипажа «К-21» на борту подводной лодки-музея, 30 августа 1988 г.

12 боевых походов.
07.11.1941 – 21.11.1941
06.01.1942 – 28.01.1942
11.03.1942 – 14.03.1942
21.03.1942 – 03.04.1942
18.06.1942 – 09.07.1942
14.08.1942 – 23.08.1942
31.08.1942 – 21.09.1942
10.02.1943 – 21.02.1943
04.04.1943 – 17.04.1943
05.08.1943 – 23.08.1943
26.12.1943 – 02.01.1944
06.04.1944 – 12.04.1944

10 торпедных атак, 2 артиллерийских атаки, 6 минных постановок.
По официальным данным потопила 17 кораблей и судов.
Достоверно уничтожила артиллерией 2 и повредила 3 норвежских мотобота. Минным оружием достоверно потоплены 1 норвежский ТР (1774 брт) и 1 германский БО.

21.11.1941 ТР «Bessheim» (1774 брт) – мины
21.01.1942 мотобот «Ingoy» (15 брт) – артиллерия
09.07.1942 БО «Uj-1110» – мины
12.04.1943 мотобот «Frjey» – артиллерия
12.04.1943 мотобот «Oistein» – поврежден артогнем
12.04.1943 мотобот «Havegga» – поврежден артогнем
12.04.1943 мотобот «Baren» – поврежден артогнем

 Главная  Лодки  Люди  Документы  Техотдел  Битвы  Разное  Форум

Рейтинг@Mail.ru