Великая Отечественная под водой.
 Главная  Лодки  Люди  Документы  Техотдел  Битвы  Форум  Разное


«Щ-402»

подводная лодка X серии

    Заложена 4 декабря 1934 года на заводе № 189 (Балтийский завод) в Ленинграде под стапельным номером 254 как «Щ-314». 28 июня 1935 года корабль был спущен на воду, 23 сентября 1936 года вступил в строй и 29 сентября 1936 года под командованием капитан-лейтенанта Бакунина Бориса Константиновича вошел в состав Краснознаменного Балтийского флота. В апреле 1936 года подводную лодку предполагалось назвать «Тигр».

    16 мая 1937 года субмарине присвоено обозначение «Щ-402» и 28 мая по Беломоро-Балтийскому каналу она начала переход на Север. 30 июня 1937 года подлодка вошла в состав Северного фота.


Подводная лодка «Щ-314» (будущая «Щ-402», заводской номер 254) на ходовых испытаниях. Весна - осень 1936 г. Подводная лодка «Щ-402»
Подводная лодка «Щ-314» (будущая «Щ-402», заводской номер 254) на ходовых испытаниях. Весна - осень 1936 г.
Подводная лодка «Щ-402» летом 1937 - осенью 1939 гг.

    В середине февраля 1938 года «Щ-402» совместно с подводными лодками «Д-3», «Щ-404» и эсминцем «Карл Либкнехт» обеспечивала связь в ходе операции по спасению полярников станции «СП-1». Плавание проходило в района острова Медвежий в сложных условиях зимнего шторма и полярной ночи. 19 февраля четыре участника полярной экспедиции во главе с И.Д. Папаниным после 274-суточного дрейфа были сняты со льдины ледоколами «Таймыр» и «Мурман», а обеспечивающие корабли получили приказ вернуться в базу.

    18-29 апреля 1939 года «Щ-402» совместно с подводными лодками «Щ-403», «Щ-404» и «Д-2» проводила обеспечение беспосадочного полета самолета «ЦКБ-30» (который носил собственное имя «Москва»; прототип бомбардировщика «ДБ-3») экипажа В.К. Коккинаки в Северную Америку по маршруту Москва – Новгород – Хельсинки – Тронхейм – Исландия – мыс Фарвель – остров Мискоу.

    29 октября 1939 года исполняющим обязанности командира «Щ-402» назначен старший лейтенант Столбов Николай Гурьевич. Окончательно он принял дела только к середине декабря; вероятно, какое-то время субмариной командовал ее прежний командир, капитан-лейтенант Бакунин.

    Начало Советско-финляндской войны «Щ-402» встретила в море у Вардё с задачей не допустить проникновение иностранных боевых кораблей к Варангер-фьорду и полуострову Рыбачий. Использование против них оружия разрешалось только после получения радиосигнала «Выстрел». Заходить в норвежские территориальные воды запрещалось, но командиру подлодки предоставлялось право уничтожать противника, выходя за пределы своей позиции. Для «Щ-402» эта зона маневрирования составляла 6 миль на запад и юг. Вскоре после открытия боевых действий субмарина была отозвана с позиции, и в следующий патруль, который проходил под обеспечением командира 2-го дивизиона ПЛ капитана 3 ранга И.А. Колышкина в районе мыс Нордкап – Тана-фьорд, вышла только 28 января 1940 года. Еще на переходе в район действий, подлодка обнаружила интенсивное движение норвежских судов и кораблей. Уже в первые часы 29 января в районе Вардё подлодка встретила неизвестный сторожевой корабль без огней шедший на север, а через несколько часов – сторожевой катер. 31 янва¬ря в районе Маккаур подлодкой под берегом был замечен одиночный транспорт, шедший курсом на северо-запад. В последующие дни в районе Тана-фьорда обнаружены еще несколько судов. 2 февраля у Свертхольфхавна субмарине пришлось уклониться погружением от самолета, пролетавшего на высоте 400-500 м в направлении от Нордкапа к Лаксе-фьорду. Ранним утром 5 февраля «Щ-402» обнаружила два неизвестных судна, а днем у Лаксе-фьорда, всплыв под перископ, на дистанции 5-6 кбт наблюдала норвежский броненосец береговой обороны «Norge», первоначально принятый за финский «Vainamoinen». Так как цель была своевременно опознана, атака не проводилась, зато подводники с близкого расстояния смогли рассмотреть крупнейший корабль ВМС Норвегии незадолго до его гибели. Шедший на северо-запад броненосец был встречен еще раз на следующий день. На основании наблюдений «Щ-402» был сделан вывод, что у Вардё и в районе Нордкап – Нордкин норвежцы несут дозорную службу военными кораблями, а Порсангер-фьорд используется ими как маневренная база. Вечером 7 февраля «Щ-402» направилась в Полярное, за время боевого похода пройдя 1264 миль в надводном положении и 177 миль под водой.


Подводная лодка «Щ-402» Подводная лодка «Щ-402» Подводная лодка «Щ-402» Подводная лодка «Щ-402»
Подводная лодка «Щ-402».

    До того, как в Москве 12 марта 1940 года был заключен советско-финский мирный договор, «Щ-402» успела провести еще один патруль в районе Вардё. Заняв позицию 23 февраля, вечером 3 марта субмарина обнаружила огни двух неизвестных кораблей, шедших в кильватер и повернувших прямо на нее. Подлодка погрузилась и ушла на глубину 25 м. Всплыв через два часа, она вновь обнаружила неизвестные корабли, маневрировавшие в том же районе и время от времени включавшие прожекторы. Подлодка снова ушла под воду, снова появившись на поверхности только через два с половиной часа. Неизвестных кораблей уже не было, а сама субмарина оказалась в скоплении норвежских рыболовецких судов.

    13 марта «Щ-402» завершила боевой поход, прибыв в базу; к этому времени «Зимняя война» закончилась.

    22 июня 1941 года подводная лодка встретила под командованием старшего лейтенанта (впоследствии капитан-лейтенант, капитан 3 ранга) Столбова Николая Гурьевича в составе 3-го дивизиона бригады ПЛ СФ в Мурманске на слипе завода Наркомата рыбной промышленности, где заканчивала текущий ремонт, который был начат 17 апреля. Начавшаяся война заставила срочно завершить ремонтные работы, 23 июня корабль вступил в строй.

    Уже первый боевой поход Великой Отечественной стал для «Щ-402» триумфальным. Подлодка покинула Полярное утром 10 июля для действий на позиции № 3 в районе Порсангер-фьорда. Днем у мыса Цып-Наволок субмарину атаковал немецкий самолет, нанеся ей первые боевые повреждения – несколько пробоин в надстройке и ограждении рубки. В первые часы 12 июля «Щ-402» прибыла в назначенный район. Ничего не обнаружив, днем 14 июля субмарина проникла на рейд Южный Хоннингсвог, где на якоре стояло крупное (по оценке подводников 3000 тонн) судно. Подойдя к цели на дистанцию 14-15 кбт, подлодка выпустила по транспорту две торпеды. Противник не отреагировал на атаку, но, несмотря на то, что преследования не было, с подлодки визуально не пронаблюдали за результатом пуска торпед, ограничившись лишь на слух фиксацией двух взрывов. Тем не менее, этот факт не стал препятствием для победного доклада. Боевой счет североморских подводников был формально открыт, хотя атакованный транспорт «Hanau» (5892 брт) избежал повреждений. Немцы наблюдали взрыв на камнях одной из торпед, вторая выскочила на берег и 22 июля была доставлена ими в Тронхейм для изучения.


Командир 4-го ДПЛ капитан 3 ранга Н.И. Морозов и командир «Щ-402» старший лейтенант Н.Г. Столбов. Полярный, лето 1941 г. Цель атаки «Щ-402» 14 июля 1941 г. пароход «Hanau».
    Командир 4-го ДПЛ капитан 3 ранга Н.И. Морозов и командир «Щ-402» старший лейтенант Н.Г. Столбов. Полярный, лето 1941 г.

    Цель атаки «Щ-402» 14 июля 1941 г. пароход «Hanau» (1921 г., 5892 брт).
Построен на судоверфи «Blohm & Voss», Гамбург для гамбургской компании «Deutsche Australische Dampfschiffs Gesellschaft», с 1926 года в собственности компании HAPAG, Гамбург. Погиб на мине 30 января 1944 года в проливе Фемарн Бельт.


    Продолжая оставаться в районе действий до утра 23 июля, «Щ-402» еще несколько раз (ночью, утром и вечером 15, утром 16, вечером 22 и утром 23 июля) имела возможности выйти в атаку по одиночным судам, но командир субмарины каждый раз отказывался от пуска торпед, мотивируя свое решение малой плотностью аккумуляторов или подозревая в цели судно-ловушку. Вечером 24 июля «Щ-402» прибыла в Полярное, где подводникам была организована торжественная встреча.

    Надежды командования, что в следующем боевом походе экипаж «Щ-402» снова проявит себя, не оправдались. Днем 7 августа подводная лодка вышла для обслуживания позиции № 5 (Вардё – Бос-фьорд); с утра 8 августа у Сюльте-фьорда она приступила к патрулированию района. Утром 10 августа «Щ-402» в надводном положении была обнаружена эсминцем «Richard Beitzen», отходившим после набега группы немецких кораблей в устье Кольского залива (в ходе него был потоплен сторожевой корабль «Туман»). Эсминец открыл огонь, но субмарина успела погрузиться. Преследовать подлодку у немцев не было времени; корабль имел повреждения от близких разрывов бомб советской авиации. Еще одна встреча с немецкими эсминцами произошла утром 14 августа (это были «Karl Galster» и «Hermann Schoemann»), но подлодка из-за неправильного маневрирования не смогла атаковать их. По этой же причине сорвалась атака на конвой двумя днями ранее.

    Днем 15 августа «Щ-402» начала досрочное возвращение в базу, так как, по мнению командира субмарины, корабль не мог находиться в море из-за пропуска воды через клапан газоотвода дизеля. При подходе к своему берегу, в результате ошибки штурмана, оказалось, что подлодка имеет несвязку своего места в 29 миль; и вместо маяка Кильдин-Восточный она оказалась у мыса Шарапов (восточное побережье полуострова Рыбачий). К счастью, подлодка не подверглась атаке собственных дозоров и береговых батарей, и к вечеру 16 августа благополучно прибыла в Полярное.

    При осмотре «Щ-402» в базе командование пришло к выводу, что субмарина вполне могла находиться с такой неисправностью на позиции, и это был просто повод для досрочного возвращения с моря. Приказом Командующего СФ командир корабля арестован на 10 суток с исполнением своих обязанностей, а военкому старшему политруку А.Б. Кочергину объявлен строгий выговор. Впрочем, комиссара предпочли все-таки сменить, 27 августа на подлодку был назначен политрук Н.А. Долгополов, а А.Б. Кочергин был списан на минный блокшив «Пушкин» (до конца войны он продолжал службу в минно-торпедном отделе СФ).

    В конце августа – начале сентября «Щ-402» патрулировала в районе Порсангер-фьорда (позиция № 3). Подлодка три раза выходила в атаки, но каждый раз, и в этом подводники убеждались сами, торпеды упрямо не хотели идти в цель. Днем 27 августа северо-западнее мыса Нордкин был безуспешно атакован транспорт из состава конвоя, утром 29-го и вечером 31 августа северо-восточнее мыса Сверхольт-клуббен торпеды так же прошли мимо буксирного парохода и достаточно крупного (2500 – 3000 тонн) танкера. За время нахождения на позиции и на переходе в район действий субмарина 15 раз была вынуждена срочным погружением уходить от авиации противника. Дважды самолеты атаковали подлодку; в первом случае на нее безрезультатно сброшена бомба, во втором (1 сентября), подлодка была обстреляна пулеметно-пушечным огнем и получила 11 пробоин в легком корпусе.

    7-8 сентября «Щ-402» попала в сильный шторм. Крен корабля достигал 42 градусов, в результате чего из 13 аккумуляторных баков вылился электролит. Из-за резкого снижения изоляции батареи и установившегося полного корпусного сообщения утром 9 сентября командир субмарины вновь принял решение досрочно вернуться в базу, хотя в таких условиях другие подлодки оставались в море. На исходе 10 сентября «Щ-402» прибыла в Полярное.

    Октябрьский поход «Щ-402» наконец-то принес реальный боевой результат. Вечером 3 октября подлодка направилась в район позиции № 2 для действий в так называемом Лоппском море, пространством между островами Сере, Лоппа и Фуглё. На переходе субмарина попала в шторм, и до 10 октября пережидала его в районе зарядки.

    Приступив к патрулированию, «Щ-402» обнаружила активное судоходство. Не проходило и дня без встреч как с отдельными судами, так с конвоями и боевыми кораблями противника, но каждый раз атаки на них срывались по разным причинам. Наконец, к вечеру 17 октября в западной части пролива Серё-сунд «Щ-402» обнаружила груженный транспорт в 4000 тон под охраной тральщика. Четыре торпеды были выпущены по цели новым способом «с временным интервалом» с дистанции всего 6 кбт, а через 40 секунд подводники наблюдали, как взрыв разнес судно в клочья. Жертвой «Щ-402» стал норвежский каботажный пароход «Vesteraalen» (682 брт), перевозивший штучный груз и 37 пассажиров из Тромсё в Хаммерфест. Все находившиеся на его борту 60 человек погибли. После залпа подлодка не удержалась на глубине, показав над поверхностью воды рубку и верхнюю палубу, а затем из-за ошибки личного состава провалилась на глубину 115 м. К счастью, германские сторожевики «Uj-1213» и «Uj-1416» подошли к месту гибели судна спустя только 40 минут после гибели судна. Охотники ограничились сбросом нескольких глубинных бомб на безопасном удалении от подлодки. «Щ-402» оставалась на позиции до вечера 25 октября, но больше никого не встретила. Днем 28 октября субмарина прибыла в Полярное.

Пароход «Vesteraalen», потопленный «Щ-402» 17 октября 1941 г.
Пароход «Vesteraalen», потопленный «Щ-402» 17 октября 1941 г.

    На фоне победных докладов ряда подводных лодок Северного флота (например, «Д-3» и «М-172» к этому времени заявили уже о трех уничтоженных целях), торпедирование небольшого парохода «Vesteraalen» выглядит довольно бледно. Командование упрекнуло командира «Щ-402» в том, что он допустил ряд ошибок, снизивших боевой успех и отсутствии настойчивости при выходе в атаку. Между тем, «Vesteraalen» стал второй реальной победой североморских подводников.

    Четвертый боевой поход «Щ-402» проходил в пределах позиции № 4а. Утром 15 ноября субмарина отправилась в район Конгс-фьорд – мыс Маккаур. За все время нахождения в районе действий противника удалось встретить лишь дважды, но из-за большого курсового угла пуск торпед не проводился. Вечером 5 декабря субмарина прибыла в Полярное, где встала на прикол. Старая аккумуляторная батарея, установленная в июне 1939 года практически выработала свой ресурс, а новую взять было негде; изготавливающий изделие ленинградский завод им. Лейтенанта Шмидта находился в блокаде. В ожидании новых аккумуляторов, 15 декабря подлодка у борта плавмастерской «Красный Горн» начала навигационный ремонт, и только 8 февраля 1942 года вступила в строй с новой батареей.

    Кампанию 1942 года «Щ-402» открыла походом в район мыса Нордкин (позиция № 3). Вечером 21 февраля подводная лодка вышла в море, имея на борту старшего инструктора Политуправления СФ батальонного комиссара С.С. Шахова. Прибыв на позицию в первые часы 24 февраля, «Щ-402» уже 27 февраля провела две скрытые атаки конвоев. Первая атака была проведена через десять минут после полудня. Ее целью являлся крупное судно в 8000 тонн в составе конвоя (5 транспортов, 4 корабля охранения), шедшего в восточном направлении. Немцы не заметили атаки, но на подлодке зафиксировали взрыв, что дало основание считать, что цель поражена. Через три часа в 3 милях севернее мыса Сверхольт-клуббен «Щ-402» атаковала обратный конвой. Две торпеды были пущены по одному из шести транспортов, по оценке подводников в 6000 тонн, под охраной шести кораблей. Преследования подлодки не было, но на этот раз два взрыва, зафиксированные подводниками, свидетельствовали о поражении цели. «Щ-402» уничтожила сторожевой корабль «Vandale», вместе с ним погибло 24 немецких моряка.

    Еще одну атаку на два тральщика, на деле оказавшимися парой охотников за подводными лодками «Uj-1102» и «Uj-1105» субмарина провела вечером 3 марта в районе Кьелле-фьорда. Одна торпеда была выпущена по головному кораблю с дистанции 4-5 кбт. Через минуту подводники зафиксировали взрыв, но проследить визуально за результатом атаки у них не было возможности; противник, заметив присутствие подводной лодки начал преследование. В течение часа противолодочные корабли сбросили на «Щ-402» 16 глубинных бомб (подводники насчитали 42 разрыва), в результате чего на субмарине несколько раз заклинивали горизонтальные рули, вышла из строя часть освещения, а через ослабевшие заклепки булевых топливно-балластных цистерн за борт начал сочиться соляр. К ночи субмарина сумела оторваться от вражеских кораблей и всплыть в надводное положение.

    На исходе 7 марта «Щ-402» получила приказ занять район 71°08 с.ш., 23°10 в.д. (позиция «В») для прикрытия союзного конвоя «PQ-12». Рано утром 9 марта подлодка прибыла на место, но тут обнаружилось, что сочившийся из поврежденных цистерн № 3 и № 4 соляр оставляет за ее кормой демаскирующий след. Считая, что запаса топлива (не менее 10-15 тонн) в топливных цистернах будет достаточно, командир субмарины приказал продуть в море соляр из поврежденных балластных цистерн. Однако утром 10 марта, когда по приказу инженер-механика был произведен замер топлива во внутренних цистернах, оказалось, что его запас составляет всего 3,5 тонны, чего не хватало на переход в базу даже экономическим ходом. Подлодка повернула в Полярное, однако через 11 часов встала без топлива и легла в дрейф в точке 71°30 с.ш., 24°49 в.д. в 30 милях к северо-западу от мыса Нордкап, о чем было доложено командованию. На помощь «Щ-402» в ночь на 11 марта была направлена подводная лодка «Д-3», находившаяся на соседней позиции в 40-60 милях к северо-западу от аварийной субмарины. Кроме того, не закончив межпоходовый ремонт вечером из Полярного на одном дизеле (второй собирали на переходе) полным надводным ходом вышла «К-21». Пока помощь шла, экипаж «Щ-402», создав смесь из машинного масла и слитого керосина из оставшихся торпед, смог дать кораблю ход 4 узла. Спустя 37,5 часов и этот «коктейль» закончился, и подлодка снова легла в дрейф в точке 71°28 с.ш., 31°47 в.д.

    Тем временем подводная лодка «Д-3» получила приказ вернуться на позицию, а «К-21», днем 12 марта прибыв в указанный район и, не обнаружив «Щ-402», начала ее поиск в квадрате со сторонами 40 миль. Наконец, получив уточненные данные о месте аварийной субмарины, днем 13 марта «К-21» обнаружила «Щ-402» в точке 71°25 с.ш., 32°48 в.д. После того, как подлодки обменялись опознавательными, «К-21» пришвартовалась к борту «Щ-402» и начала перекачку топлива. Соляр подавался через шланг, один конец которого был присоединен к кормовому пожарному рожку в надстройке «катюши», а второй, через открытый рубочный люк «щуки», к открытой горловине ее внутренней топливной цистерны. За час с помощью трюмной помпы на аварийную подлодку удалось подать 8 тонн соляра; 120 л масла передали вручную в резиновых ведрах. На случай внезапного появления противника, все оружие подлодок было приведено к немедленному действию, а на швартовых стояли бойцы с топорами для обеспечения срочного погружения.

    После передачи топлива подлодки провели дифферентовку, и самостоятельно направилась в базу. Вечером 14 марта «Щ-402» прибыла в Полярное. Уже в базе выяснилось, что причиной несанкционированной выработки внутренних цистерн стал неправильно собранный во время ремонта запорный клапан замещения соляра во внешней цистерне. Пока подлодка проходила навигационный ремонт и докование в Мурманске, 3 апреля Указом Президиума Верховного Совета СССР «…за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество» корабль награжден орденом Красного Знамени.

    В ночь на 3 мая «Щ-402» вышла в район в 140 милях севернее острова Кильдин. На этот раз задачей субмарины была не борьба на вражеских коммуникациях, а действия против подводных лодок противника на подходах к устью Кольского залива. Патрулирование сопровождалось наличием на поверхности воды больших скоплений крупнобитого льда и проходило в подводном положении. Лед и стал причиной того, что поход закончился, едва начавшись. Вечером 5 мая вахтенный офицер, несмотря на запрет командира, подвсплыл на глубину 7 м, и подводная лодка столкнулась со льдиной, сломав зенитный перископ и срезав антенные стойки. «Щ-402» ничего не оставалось, как повернуть в базу и к вечеру 7 мая прибыть в Полярное.

    После проведения ремонта в конце мая – первой половине июня 1942 года подлодка патрулировала в районе северо-западнее Вардё (позиция № 5). Утром 2 июня севернее мыса Харбакен субмарина обнаружила большой конвой и с дистанции 16 кбт провела торпедную атаку по крупному судну, которое шло в голове колонны. После пуска торпед подводная лодка взяла курс отхода от противника и за результатом атаки не наблюдала, но спустя 2 минуты 5 секунд после пуска первой торпеды зафиксировала взрыв, за ним второй, а через 8 секунд после первого – третий; цель посчитали пораженной. Преследованию подлодка не подвергалась, конвой не заметив атаки субмарины, продолжил движение. «Щ-402» находилась на позиции до середины дня 15 июня (прибыла в Полярное к утру 16 июня). За это время подводники дважды имели встречи с кораблями противника, но каждый раз атака срывалась из-за неспособности удержать лодку на глубине при большой волне, либо большой дистанции до цели.


Расчёт кормового 45-мм орудия «Щ-402». Полярный, лето 1941 г. Командир БЧ-5 «Щ-402» В.В. Коновалов и старшина группы мотористов В.А. Михеев. Экипаж «Щ-402» на отдыхе. Полярный, лето 1943 г.
    Расчёт кормового 45-мм орудия «Щ-402» (слева направо): моторист старший краснофлотец М. Горожанкин, торпедист старший краснофлотец А. Мельников, торпедист А. Бахтиаров, моторист старший краснофлотец Г. Данилов; у тумбы перископа - минёр лейтенант Н. Захаров. Полярный, лето 1941 г.

    Командир БЧ-5 «Щ-402» гвардии инженер-капитан-лейтенант В.В. Коновалов и старшина группы мотористов гвардии мичман В.А. Михеев.

    Члены экипажа «Щ-402». Полярный, лето 1943 г.

    Патрулирование «Щ-402» в конце июля района Варангер-фьорда (позиция № 6) было отмечено двумя торпедными атаками, в успехе которых в штабе бригады ПЛ СФ тогда никто не сомневался. Вечером 22 июля четыре торпеды были выпущены по крупному, по оценке подводников в 10000 тонн, транспорту под охраной двух сторожевиков. Стрельба проводилась с большой дистанции в 24 кбт, но, несмотря на такое расстояние, спустя три минуты после залпа подводники услышали в отсеках три глухих взрыва. Атакованный транспорт «Pompeji» (2916 брт) наблюдал след одной торпеды, а сопровождавшие его тральщики «M-31», «M-154» и раумбот «R-56» сбросили на безопасном удалении от субмарины 21 глубинную бомбу. Подлодка отошла в бухту Цып-Наволок, где весь вечер и ночь 23 июля перезаряжала торпедные аппараты. Снова заняв позицию, утром 25 июля юго-западнее мыса Кибергнес «Щ-402» обнаружила субмарину типа «U-25» (I серии), выпустив по ней с дистанции 3-4 кбт три торпеды. Через 30 секунд после залпа на советской подлодке услышали взрыв, а через полторы-две минуты осматривая горизонт, вражескую подлодку не обнаружили. Немцы не теряли подводных лодок в этом месте в это время. (к тому же, I серия германских подлодок состояла всего из двух единиц; обе были потеряны в 1940 году).

    Вернувшись в базу к утру 27 июля, «Щ-402» за короткий срок прошла навигационный ремонт с докованием и подготовилась к десятому боевому походу, который чуть не стал для подлодки последним. Днем 11 августа субмарина направилась в район Тана-фьорда для действий на позиции № 4. В ночь на 14 августа, в момент зарядки аккумуляторов из V отсека сообщили, что там ощущается сильный запах кислоты. Вахтенный центрального поста старшина 2 статьи П. Алексеев в нарушение Правил эксплуатации аккумуляторных батарей, зная, что в этот момент происходит наиболее интенсивного выделения водорода, с разрешения вахтенного офицера командира БЧ-2-3 лейтенанта Н. Захарова, переключил вдувной вентилятор с аккумуляторных ям (к тому времени водорода в ямах II и III отсеках было немного) на вентиляцию V отсека. Спустя полчаса, когда он попытался переключиться на вентиляцию ям, произошел объемный взрыв батареи во II и III отсеках. Все внутренние помещения подлодки заполнились дымом, который распространился по вентиляционным и переговорным трубам, а в пятом отсеке через люк четвертого была видна вспышка пламени между дизелями. Взрывная волна разрушила аккумуляторную батарею, выгнула переборки, повредила трубопроводы и магистрали систем, сдвинула с мест многие механизмы, вывела из строя измерительные приборы. Люк между III отсеком и центральным постом (IV отсек) заклинило, и открыть его было невозможно, во втором отсеке бушевал пожар. Из людей, находившихся в носовой части подлодки уцелел лишь один торпедист в I отсеке, которого смогли извлечь на верхнюю палубу только через верхний люк. Попытка попасть во второй отсек через первый не удалась, от притока воздуха там снова вспыхнул пожар. Все остальные члены экипажа подлодки (19 человек), находившиеся в носовых отсеках, включая командира, военкома, старпома и штурмана погибли. Командование подлодкой принял командир БЧ-5 инженер-капитан-лейтенант А.Д. Большаков. Он привел потерявшую возможность погружаться «Щ-402» в базу утром 15 августа.

    Погибшие в результате взрыва были похоронены на гарнизонном кладбище Полярного в губе Кислая. Комиссия, расследовавшая причины аварии пришла к выводу, что ее причиной стали грубые нарушения правил эксплуатации, техническая безграмотность и халатное выполнение служебных обязанностей членами экипажа подлодки. Как выяснилось, эпицентром взрыва была каюта командира. Так как почти весь командный состав «Щ-402» погиб, виновными за аварию «назначены» командир БЧ-5 Большаков и командир отделения трюмных Алексеев, которые были преданы суду. (Инженер-капитан-лейтенант Андрей Дмитриевич Большаков погиб на ПЛ «Щ-422» в июле 1943 года, старшина 2 статьи Петр Иванович Алексеев закончил войну в составе 181-го Особого разведывательного отряда Разведуправления Штаба СФ).


Памятник на братской могиле членов экипажа «Щ-402».
Памятник на братской могиле членов экипажа «Щ-402», погибших при аварии 14 августа 1942 г. Военный участок городского кладбища, губа Кислая, Полярный.

    Новым командиром «Щ-402» назначен капитан-лейтенант (впоследствии капитан 3 ранга) Каутский Александр Моисеевич, а сама подлодка поставлена в аварийный ремонт, который продлился до конца ноября.

    В кампанию 1943 года «Щ-402» вступила с обновленным экипажем. Вечером 17 января субмарина вышла для действий на позиции № 6 в Варангер-фьорде. Нового командира обеспечивал командир 3-го дивизиона ПЛ капитан 1 ранга И.А. Колышкин. Прибыв на позицию утром 18 января, подлодка попала в сильный шторм и отошла в район зарядки. Из-за густого тумана субмарина не могла определить своего места. Когда к утру 21 января погодные условия улучшились, оказалось, что волнами и течением корабль снесен ко входу в Мотовской залив. Вернувшись в район действий, утром 23 января субмарина обнаружила немецкий конвой и атаковала четырьмя торпедами транспорт в 6000 тонн. Через минуту после залпа подводники зафиксировали два взрыва, но противник не комментирует результат этой атаки.

    Еще один пуск торпед состоялся днем 2 февраля, когда «Щ-402» атаковала крупное судно из состава конвоя. Снова на подлодке были слышны два взрыва, но немцы не подтверждают успех атаки, они наблюдали прохождение трех торпед, одна из которых шла по поверхности воды. В ответ, чтобы отогнать субмарину, сторожевой корабль «V-6112» сбросил 5 глубинных бомб.

    В марте «Щ-402» действовала в районе Вардё (позиция № 5). В ходе патрулирования подлодка несколько раз касалась минрепов при форсировании минных заграждений, кроме того, она неоднократно встречала плавающие мины, сорванные с минных полей. Выйти в атаку удалось лишь однажды, когда днем 20 марта у мыса Харбакен «Щ-402» выпустила три торпеды по судну из состава конвоя. Через полторы минуты на подводной лодке услышали два взрыва, что дало основание полагать о поражении цели. Позже, по данным агентурной разведки было установлено, что жертвами торпед субмарины стали сразу два судна с грузом муки и стройматериалов. Ни взрывов, ни попадания торпед немцы не подтверждают. Сопровождавший суда конвоя сторожевой корабль «V-5907» в это время наблюдал нечто, напоминающее торпедный след, но тревоги поднимать не стал. Вторая попытка атаковать конвой противника в районе Сюльте-фьорда утром 22 марта была прервана самолетом который обнаружил перископ субмарины. Подошедшие корабли сопровождения сбросом глубинных бомб заставили подводную лодку уйти на глубину и отказаться от атаки.


Одна из североморских «щук» подходит к борту ПЛ типа «Л». Возвращение «Щ-402» из боевого похода. На мостике командир ПЛ А.М. Каутский. Схема атаки «Щ-402» 20 марта 1943 г.
Одна из североморских «щук» подходит к борту ПЛ типа «Л».
Возвращение «Щ-402» из боевого похода. На мостике командир ПЛ А.М. Каутский.
Схема атаки «Щ-402» 20 марта 1943 г.

    Вернувшись в Полярное, «Щ-402» весь апрель занималась установкой и испытанием стабилизатора глубины «Спрут», а вечером 7 мая снова вышла в район Вардё. На переходе в район действий подлодка и сопровождавшие ее малые охотники «МО № 114» и «МО № 122» подверглась безуспешной атаке пары самолетов «Bf-109», которые были отогнаны огнем сторожевых катеров. Прибыв на позицию. Подлодка дважды имела встречи с кораблями противника, но атаки не проводила.

    Прибыв в базу к утру 23 мая, «Щ-402» стала на ремонт, который продлился до конца августа. Пока шли работы, 25 июля приказом Наркома ВМФ «за проявленную отвагу в боях за отечество с немецкими захватчиками, за стойкость и мужество, за высокую воинскую дисциплину и организованность, за беспримерный героизм личного состава» корабль был удостоен гвардейского знамени. «Щ-402» стала единственной «щукой» – обладательницей как гвардейского звания, так и ордена Красного Знамени.

    С задачей прикрытия советских арктических коммуникаций, весь сентябрь подлодка провела в Карском море восточнее мыса Желания (позиция № 12). Ничего там не обнаружив, к утру 5 октября она прибыла в Полярное, встав на длительный ремонт, в ходе которого на подлодку был установлена гидроакустическая станция «Дракон-129», счетно-решающий прибор «Торпедодиректор» и оборудование для использования электрических торпед «ЭТ-80». Субмарина вступила в стой только 5 июня 1944 года, но ее материальная часть, даже несмотря на ремонтные работы, из-за интенсивной эксплуатации пришла в исключительную ветхость.


Экипаж «Щ-402». Полярный, лето 1944 г. Командир «Щ-402» А.М. Каутский. Помощник командира «Щ-402» старший лейтенант А.А. Телегин, ноябрь 1943 г. Награждение старшины группы трюмных «Щ-402» С.Д. Кукушкина медалью ВМС США
    Экипаж «Щ-402». Полярный, лето 1944 г.
    Командир «Щ-402» А.М. Каутский.
    Помощник командира «Щ-402» старший лейтенант А.А. Телегин, ноябрь 1943 г.
    Награждение старшины группы трюмных машинистов «Щ-402» мичмана С.Д. Кукушкина медалью ВМС США «За выдающуюся службу» (Navy Distinguished Service Medal).

    Техническое состояние подлодки во многом определило результат следующего боевого похода, который прошел в рамках операции «РВ-6». Для действий «Щ-402» был выделен «сектор № 1» в районе севернее Порсангер-фьорда. К этому моменту подлодки СФ действовали методом «нависающей завесы» – субмарины развертывались мористее минных полей противника и наводились на его конвои по данным воздушной разведки. Прибыв в район действий к полудню 12 июля, «Щ-402» семь раз пыталась выйти на перехваты вражеских караванов, но безрезультатно. Дизели подлодки не могли дать ей достаточно быстрый ход, поэтому, прибыв в указанный разведкой район, она ничего, кроме норвежских рыбаков, не находила.

    Вернувшись в Полярное в ночь на 26 июля, «Щ-402» встала на короткий навигационный ремонт, в ходе которого на подлодка получила выдвижную антенну «ВАН-ПЗ».

    В свой последний боевой поход «Щ-402» отправилась вечером 17 сентября. Подлодке предстояло действовать в районе Конгс-фьорда (сектор «Д») в рамках операции «РВ-8». Больше субмарина на связь не выходила и в базу не вернулась. По официальной советской версии она стала жертвой «дружеского огня» торпедоносца «А-20» («Бостон») командира 2-й эскадрильи 36-го минно-торпедного авиаполка капитана М.И. Протаса в 5,5 милях севернее Гамвика утром 21 сентября 1944 года. Самолет, вылетевший на «свободную охоту» в район западнее острова Магерё, обнаружил подлодку не дойдя до района поиска. Субмарина двигалась малым ходом в позиционном положении. Описав боевой разворот, «Бостон» с высоты 30 м и дистанции 600 м атаковал цель торпедой, после чего зафиксировал сильный взрыв. При втором заходе самолета на месте подлодки наблюдалось большое пятно на поверхности воды и дым.


Подводная лодка «Щ-402» Командный состав «Щ-402». Полярный, июль 1943 г. Командир БЧ-5 «Щ-402» В.В. Коновалов и старшина группы мотористов В.А. Михеев. Члены экипажа «Щ-402».
    Подводная лодка «Щ-402».
    Командный состав «Щ-402». Сидят (слева направо): помощник командира гвардии старший лейтенант А.А. Телегин, командир лодки гвардии капитан 3 ранга А.М. Каутский, командир БЧ-5 гвардии инженер-капитан 3 ранга В.В. Коновалов; стоят: командир БЧ-2-3 гвардии старший лейтенант А.Н. Красильщиков, старший военфельдшер лейтенант медицинской службы М.В. Балашков и командир БЧ-1 гвардии капитан-лейтенант Д.К. Гелевер. Полярный, июль 1943 г.

    Командир БЧ-5 «Щ-402» гвардии инженер-капитан-лейтенант В.В. Коновалов и старшина группы мотористов гвардии мичман В.А. Михеев.

    Члены экипажа «Щ-402». Командир подводной лодки гвардии капитан 3 ранга А.М. Каутский, старшина группы радистов гвардии мичман Н.К. Хромеев, командир отделения торпедистов гвардии старшина 2-й ст. А.С. Мельников, рулевой гвардии старший матрос П.В. Беседин и старшина группы торпедистов гвардии мичман Н.А. Егоров.

    После доклада летчиков и проявки пленки фотопулемета (снимки в архивах не обнаружены), в штабах пришли к выводу, что самолет атаковал «щуку». Произведенный после этого вызов на связь подлодок, находящихся на позиции, показал, что «Щ-402» запрос не отвечает.

    Кого атаковал торпедоносец капитана Протаса до сих пор не ясно. Нет ответа на вопрос, что делала подлодка практически без хода вблизи вражеского берега на виду у наблюдательных постов противника и под прицелом орудий береговой батареи. К тому же, район атаки самолета находился более чем в 30 милях за пределами позиции «Щ-402» и приходится на район действий «С-56» (сектор «Б»).

    Возможно, «Щ-402» погибла 19-21 сентября 1944 года подорвавшсь на мине заграждения «NW-30», установленного противником в районе Конгс-фьорда летом 1943. Так или иначе, причина гибели субмарины будет достоверно установлена лишь тогда, когда она будет найдена и обследована на дне.

    «Щ-402» стала последней погибшей подводной лодкой Северного флота в годы Великой Отечественной войны. Ее судьбу разделили 45 членов экипажа.



29.11.1939 – 12.1939
28.01.1940 – 09.02.1940
23.02.1940 – 13.03.1940

16 боевых походов.
10.07.1941 – 24.07.1941
07.08.1941 – 16.08.1941
24.08.1941 – 10.09.1941
03.10.1941 – 28.10.1941
13.11.1941 – 05.12.1941
21.02.1942 – 14.03.1942
03.05.1942 – 07.05.1942
28.05.1942 – 16.06.1942
21.07.1942 – 26.07.1942
11.08.1942 – 15.08.1942
17.01.1943 – 03.02.1943
10.03.1943 – 26.03.1943
07.05.1943 – 23.05.1943
02.09.1943 – 05.10.1943
10.07.1944 – 26.07.1944
17.09.1944 – +

14 торпедных атак. Потоплено 1 норвежское судно (682 брт) и 1 сторожевой корабль. Официально засчитано 12 уничтоженных целей.
17.10.1941 ТР «Vesteraalen» (682 брт)
27.02.1942 СКР «Vandale»


 Главная  Лодки  Люди  Документы  Техотдел  Битвы  Разное  Форум

Рейтинг@Mail.ru